Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании

Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании

23.09.2021 13:00:00 Автор: Александр Курдин, руководитель исследований Управления по ТЭК АНО «Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации»
Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании

Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной.



Одним из серьезных звоночков, показывающих, что рынок уже вступил в эту фазу, стала история с трансграничным углеродным сбором, который вводится в пилотном режиме странами ЕС. Он адресован нашим энергоемким отраслям, которые вследствие сокращения маржи могут стать менее конкурентоспособными, и, конечно, углеродный сбор скажется на нефтегазовом секторе.

Сроки каждого энергоперехода достаточно весомы, обычно этот процесс развивается на протяжении нескольких десятилетий. Соответственно прогнозы, основанные на исторических данных, предполагают, что энергопереход завершится через 20–30 лет. Однако в сложившихся условиях я вижу риски более быстрого развития ситуации.

Триггерами энергоперехода, ускоряющими его течение, выступают факторы макроэкономические (пересмотр инвестиционных программ из-за кризисного состояния экономики), технологические (подготовка доступных и конкурентоспособных альтернатив энергетических технологий), рыночные (изменение относительных цен на энергоресурсы) и политические (развертывание государственных программ и инициатив).

Таким образом, складываются все предпосылки в пользу реализации следующего энергоперехода. Кризисы привели к тому, что государства стали сильнее вмешиваться в экономические процессы, что дало большую силу интервенциям государства в тех областях, которые они считают приоритетными (например, в части заботы об экологии). Государства действительно сейчас нацелены на реализацию программ устойчивого развития, что говорит об их готовности на фоне экономического кризиса проходить и через энергетическую трансформацию. При этом мы наблюдаем существенное снижение издержек возобновляемой энергии при поддержке относительно высоких цен на традиционные энергоресурсы, что не играет в их пользу.

Итак, к углеродно-нейтральному состоянию мир может перейти к 2050 году, а объем мирового рынка серьезно сократится уже к 2040-му. Другие последствия – сокращение нефтегазового сектора и машиностроения, трубной промышленности, переориентация нефтеперерабатывающих заводов на выпуск сырья для нефтехимии и т. д.

По прогнозу базового сценария Международного энергетического агентства (МЭА), экспортерам нефти и газа придется сокращать инвестиции пропорционально снижению спроса, так что нефтегазовые гринфилды более не понадобятся. В противном случае есть риск создать избыточное предложение, что приведет к экономическим войнам.

В числе рекомендаций экспортерам МЭА указывает развитие технологий улавливания и хранения углерода, водородной энергетики, применение биотоплива для транспорта и расширение морской ветроэнергетики. Стоит заметить, что по всем этим направлениям у нефтегазовых компаний уже есть компетенции (например, при работе на шельфе можно заняться морской ветроэнергетикой). Перестроиться на новые производственные процессы рынку также помогут цифровые продукты.

Можно выделить другие факторы возможного ускорения энергоперехода, которые могут быть скомпенсированы цифровыми решениями. Во-первых, это истощение доступных запасов природных ресурсов (или же слишком ощутимый рост цены на них). Для решения этой проблемы цифровые технологии могут расширить объемы извлекаемых запасов (по некоторым оценкам, не менее чем на 10%). Во-вторых, свое влияние оказывают неблагоприятные климатические изменения. Однако цифровые технологии в нефтегазе позволяют более эффективно действовать с точки зрения использования оборудования, что сокращает выбросы парниковых газов. В-третьих, стоит учитывать быстрое развитие новых энергетических технологий. При этом цифровые технологии в нефтегазе должны обеспечить конкурентоспособность этого сектора.

Подведем итог: цифровизация нефтегазовой отрасли может способствовать как поддержке межтопливной конкурентоспособности, так и адаптации компаний к новым условиям за счет их диверсификации.

По материалам выступления на конференции «DIGITAL OIL&GAS Online Conf: Цифровая трансформация нефтегазового сектора» 22 сентября 2021 года



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 85
    [~XML_ID] => 85
    [NAME] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании 
    [~NAME] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании 
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной.
    [~PREVIEW_TEXT] => Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной.
    [DETAIL_TEXT] => Одним из серьезных звоночков, показывающих, что рынок уже вступил в эту фазу, стала история с трансграничным углеродным сбором, который вводится в пилотном режиме странами ЕС. Он адресован нашим энергоемким отраслям, которые вследствие сокращения маржи могут стать менее конкурентоспособными, и, конечно, углеродный сбор скажется на нефтегазовом секторе. 

Сроки каждого энергоперехода достаточно весомы, обычно этот процесс развивается на протяжении нескольких десятилетий. Соответственно прогнозы, основанные на исторических данных, предполагают, что энергопереход завершится через 20–30 лет. Однако в сложившихся условиях я вижу риски более быстрого развития ситуации.

Триггерами энергоперехода, ускоряющими его течение, выступают факторы макроэкономические (пересмотр инвестиционных программ из-за кризисного состояния экономики), технологические (подготовка доступных и конкурентоспособных альтернатив энергетических технологий), рыночные (изменение относительных цен на энергоресурсы) и политические (развертывание государственных программ и инициатив).

Таким образом, складываются все предпосылки в пользу реализации следующего энергоперехода. Кризисы привели к тому, что государства стали сильнее вмешиваться в экономические процессы, что дало большую силу интервенциям государства в тех областях, которые они считают приоритетными (например, в части заботы об экологии). Государства действительно сейчас нацелены на реализацию программ устойчивого развития, что говорит об их готовности на фоне экономического кризиса проходить и через энергетическую трансформацию. При этом мы наблюдаем существенное снижение издержек возобновляемой энергии при поддержке относительно высоких цен на традиционные энергоресурсы, что не играет в их пользу.

Итак, к углеродно-нейтральному состоянию мир может перейти к 2050 году, а объем мирового рынка серьезно сократится уже к 2040-му. Другие последствия – сокращение нефтегазового сектора и машиностроения, трубной промышленности, переориентация нефтеперерабатывающих заводов на выпуск сырья для нефтехимии и т. д.

По прогнозу базового сценария Международного энергетического агентства (МЭА), экспортерам нефти и газа придется сокращать инвестиции пропорционально снижению спроса, так что нефтегазовые гринфилды более не понадобятся. В противном случае есть риск создать избыточное предложение, что приведет к экономическим войнам.

В числе рекомендаций экспортерам МЭА указывает развитие технологий улавливания и хранения углерода, водородной энергетики, применение биотоплива для транспорта и расширение морской ветроэнергетики. Стоит заметить, что по всем этим направлениям у нефтегазовых компаний уже есть компетенции (например, при работе на шельфе можно заняться морской ветроэнергетикой). Перестроиться на новые производственные процессы рынку также помогут цифровые продукты.

Можно выделить другие факторы возможного ускорения энергоперехода, которые могут быть скомпенсированы цифровыми решениями. Во-первых, это истощение доступных запасов природных ресурсов (или же слишком ощутимый рост цены на них). Для решения этой проблемы цифровые технологии могут расширить объемы извлекаемых запасов (по некоторым оценкам, не менее чем на 10%). Во-вторых, свое влияние оказывают неблагоприятные климатические изменения. Однако цифровые технологии в нефтегазе позволяют более эффективно действовать с точки зрения использования оборудования, что сокращает выбросы парниковых газов. В-третьих, стоит учитывать быстрое развитие новых энергетических технологий. При этом цифровые технологии в нефтегазе должны обеспечить конкурентоспособность этого сектора.

Подведем итог: цифровизация нефтегазовой отрасли может способствовать как поддержке межтопливной конкурентоспособности, так и адаптации компаний к новым условиям за счет их диверсификации.

По материалам выступления на конференции «DIGITAL OIL&GAS Online Conf: Цифровая трансформация нефтегазового сектора» 22 сентября 2021 года [~DETAIL_TEXT] => Одним из серьезных звоночков, показывающих, что рынок уже вступил в эту фазу, стала история с трансграничным углеродным сбором, который вводится в пилотном режиме странами ЕС. Он адресован нашим энергоемким отраслям, которые вследствие сокращения маржи могут стать менее конкурентоспособными, и, конечно, углеродный сбор скажется на нефтегазовом секторе.

Сроки каждого энергоперехода достаточно весомы, обычно этот процесс развивается на протяжении нескольких десятилетий. Соответственно прогнозы, основанные на исторических данных, предполагают, что энергопереход завершится через 20–30 лет. Однако в сложившихся условиях я вижу риски более быстрого развития ситуации.

Триггерами энергоперехода, ускоряющими его течение, выступают факторы макроэкономические (пересмотр инвестиционных программ из-за кризисного состояния экономики), технологические (подготовка доступных и конкурентоспособных альтернатив энергетических технологий), рыночные (изменение относительных цен на энергоресурсы) и политические (развертывание государственных программ и инициатив).

Таким образом, складываются все предпосылки в пользу реализации следующего энергоперехода. Кризисы привели к тому, что государства стали сильнее вмешиваться в экономические процессы, что дало большую силу интервенциям государства в тех областях, которые они считают приоритетными (например, в части заботы об экологии). Государства действительно сейчас нацелены на реализацию программ устойчивого развития, что говорит об их готовности на фоне экономического кризиса проходить и через энергетическую трансформацию. При этом мы наблюдаем существенное снижение издержек возобновляемой энергии при поддержке относительно высоких цен на традиционные энергоресурсы, что не играет в их пользу.

Итак, к углеродно-нейтральному состоянию мир может перейти к 2050 году, а объем мирового рынка серьезно сократится уже к 2040-му. Другие последствия – сокращение нефтегазового сектора и машиностроения, трубной промышленности, переориентация нефтеперерабатывающих заводов на выпуск сырья для нефтехимии и т. д.

По прогнозу базового сценария Международного энергетического агентства (МЭА), экспортерам нефти и газа придется сокращать инвестиции пропорционально снижению спроса, так что нефтегазовые гринфилды более не понадобятся. В противном случае есть риск создать избыточное предложение, что приведет к экономическим войнам.

В числе рекомендаций экспортерам МЭА указывает развитие технологий улавливания и хранения углерода, водородной энергетики, применение биотоплива для транспорта и расширение морской ветроэнергетики. Стоит заметить, что по всем этим направлениям у нефтегазовых компаний уже есть компетенции (например, при работе на шельфе можно заняться морской ветроэнергетикой). Перестроиться на новые производственные процессы рынку также помогут цифровые продукты.

Можно выделить другие факторы возможного ускорения энергоперехода, которые могут быть скомпенсированы цифровыми решениями. Во-первых, это истощение доступных запасов природных ресурсов (или же слишком ощутимый рост цены на них). Для решения этой проблемы цифровые технологии могут расширить объемы извлекаемых запасов (по некоторым оценкам, не менее чем на 10%). Во-вторых, свое влияние оказывают неблагоприятные климатические изменения. Однако цифровые технологии в нефтегазе позволяют более эффективно действовать с точки зрения использования оборудования, что сокращает выбросы парниковых газов. В-третьих, стоит учитывать быстрое развитие новых энергетических технологий. При этом цифровые технологии в нефтегазе должны обеспечить конкурентоспособность этого сектора.

Подведем итог: цифровизация нефтегазовой отрасли может способствовать как поддержке межтопливной конкурентоспособности, так и адаптации компаний к новым условиям за счет их диверсификации.

По материалам выступления на конференции «DIGITAL OIL&GAS Online Conf: Цифровая трансформация нефтегазового сектора» 22 сентября 2021 года [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 128 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-02 20:11:08.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 520 [WIDTH] => 780 [FILE_SIZE] => 57057 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d07 [FILE_NAME] => 780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [ORIGINAL_NAME] => 780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => b8a5d080a47b204a9732d9f660925103 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании ) [~DETAIL_PICTURE] => 128 [DATE_ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 13:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 13:00:00 [ID] => 85 [~ID] => 85 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 108 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 108 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [TIMESTAMP_X] => 02.11.2021 20:11:08 [~TIMESTAMP_X] => 02.11.2021 20:11:08 [ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 13:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 13:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii-/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii-/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii-/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii-/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii- [~CODE] => energoperekhod-v-neftegazovoy-otrasli-neizbezhen-no-tsifra-mozhet-spasti-dobyvayushchie-kompanii- [EXTERNAL_ID] => 85 [~EXTERNAL_ID] => 85 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной. [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_META_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_META_KEYWORDS] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [SECTION_META_DESCRIPTION] => Мнения экспертов по новостям из мира технологий [SECTION_PAGE_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_META_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 85 [NAME] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной. [DETAIL_TEXT] => Одним из серьезных звоночков, показывающих, что рынок уже вступил в эту фазу, стала история с трансграничным углеродным сбором, который вводится в пилотном режиме странами ЕС. Он адресован нашим энергоемким отраслям, которые вследствие сокращения маржи могут стать менее конкурентоспособными, и, конечно, углеродный сбор скажется на нефтегазовом секторе.

Сроки каждого энергоперехода достаточно весомы, обычно этот процесс развивается на протяжении нескольких десятилетий. Соответственно прогнозы, основанные на исторических данных, предполагают, что энергопереход завершится через 20–30 лет. Однако в сложившихся условиях я вижу риски более быстрого развития ситуации.

Триггерами энергоперехода, ускоряющими его течение, выступают факторы макроэкономические (пересмотр инвестиционных программ из-за кризисного состояния экономики), технологические (подготовка доступных и конкурентоспособных альтернатив энергетических технологий), рыночные (изменение относительных цен на энергоресурсы) и политические (развертывание государственных программ и инициатив).

Таким образом, складываются все предпосылки в пользу реализации следующего энергоперехода. Кризисы привели к тому, что государства стали сильнее вмешиваться в экономические процессы, что дало большую силу интервенциям государства в тех областях, которые они считают приоритетными (например, в части заботы об экологии). Государства действительно сейчас нацелены на реализацию программ устойчивого развития, что говорит об их готовности на фоне экономического кризиса проходить и через энергетическую трансформацию. При этом мы наблюдаем существенное снижение издержек возобновляемой энергии при поддержке относительно высоких цен на традиционные энергоресурсы, что не играет в их пользу.

Итак, к углеродно-нейтральному состоянию мир может перейти к 2050 году, а объем мирового рынка серьезно сократится уже к 2040-му. Другие последствия – сокращение нефтегазового сектора и машиностроения, трубной промышленности, переориентация нефтеперерабатывающих заводов на выпуск сырья для нефтехимии и т. д.

По прогнозу базового сценария Международного энергетического агентства (МЭА), экспортерам нефти и газа придется сокращать инвестиции пропорционально снижению спроса, так что нефтегазовые гринфилды более не понадобятся. В противном случае есть риск создать избыточное предложение, что приведет к экономическим войнам.

В числе рекомендаций экспортерам МЭА указывает развитие технологий улавливания и хранения углерода, водородной энергетики, применение биотоплива для транспорта и расширение морской ветроэнергетики. Стоит заметить, что по всем этим направлениям у нефтегазовых компаний уже есть компетенции (например, при работе на шельфе можно заняться морской ветроэнергетикой). Перестроиться на новые производственные процессы рынку также помогут цифровые продукты.

Можно выделить другие факторы возможного ускорения энергоперехода, которые могут быть скомпенсированы цифровыми решениями. Во-первых, это истощение доступных запасов природных ресурсов (или же слишком ощутимый рост цены на них). Для решения этой проблемы цифровые технологии могут расширить объемы извлекаемых запасов (по некоторым оценкам, не менее чем на 10%). Во-вторых, свое влияние оказывают неблагоприятные климатические изменения. Однако цифровые технологии в нефтегазе позволяют более эффективно действовать с точки зрения использования оборудования, что сокращает выбросы парниковых газов. В-третьих, стоит учитывать быстрое развитие новых энергетических технологий. При этом цифровые технологии в нефтегазе должны обеспечить конкурентоспособность этого сектора.

Подведем итог: цифровизация нефтегазовой отрасли может способствовать как поддержке межтопливной конкурентоспособности, так и адаптации компаний к новым условиям за счет их диверсификации.

По материалам выступления на конференции «DIGITAL OIL&GAS Online Conf: Цифровая трансформация нефтегазового сектора» 22 сентября 2021 года [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 128 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-02 20:11:08.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 520 [WIDTH] => 780 [FILE_SIZE] => 57057 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d07 [FILE_NAME] => 780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [ORIGINAL_NAME] => 780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => b8a5d080a47b204a9732d9f660925103 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/d07/780_0_020e360c34ec49e1c85e2fd3e9284a61.jpg [ALT] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 23.09.2021 13:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 182 [VALUE] => Александр Курдин, руководитель исследований Управления по ТЭК АНО «Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации» [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Александр Курдин, руководитель исследований Управления по ТЭК АНО «Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации» [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 183 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( [ID] => 53 [TIMESTAMP_X] => 2022-02-18 14:42:30 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Дополнительные фотографии [ACTIVE] => Y [SORT] => 3000 [CODE] => MORE_PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg, webp [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Дополнительные фотографии [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [REST_ON] => N [~REST_ON] => N [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.myspi.ru [~SERVER_NAME] => www.myspi.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 103 [~ID] => 103 [CODE] => tekhnologii [~CODE] => tekhnologii [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Технологии [~NAME] => Технологии [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /tekhnologii/ [~SECTION_PAGE_URL] => /tekhnologii/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Технологии [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Технологии [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Технологии [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Технологии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Технологии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Технологии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Технологии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Технологии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Технологии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Технологии [SECTION_META_TITLE] => Новости из мира технологий [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости из мира технологий [SECTION_META_DESCRIPTION] => Статьи, мнения, комментария экспертов по новостям из мира технологий [SECTION_PAGE_TITLE] => Технологии ) ) [1] => Array ( [ID] => 108 [~ID] => 108 [CODE] => mneniya [~CODE] => mneniya [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 103 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 103 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Мнения [~NAME] => Мнения [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/ [~SECTION_PAGE_URL] => /tekhnologii/mneniya/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Мнения [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Мнения [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Мнения [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Мнения [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Мнения [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Мнения [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Мнения [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Мнения [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Мнения [SECTION_META_TITLE] => Мнения [SECTION_META_KEYWORDS] => Мнения [SECTION_META_DESCRIPTION] => Мнения экспертов по новостям из мира технологий [SECTION_PAGE_TITLE] => Мнения [ELEMENT_META_TITLE] => Мнения ) ) ) ) [SECTION_URL] => /tekhnologii/mneniya/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [ELEMENT_CHAIN] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [BROWSER_TITLE] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [KEYWORDS] => Энергопереход в нефтегазовой отрасли неизбежен, но цифра может спасти добывающие компании [DESCRIPTION] => Начиная со второй половины XIX века энергетический микс постоянно меняется. Все началось с перехода от традиционной биомассы к углю повсеместно в энергетике с 1840 по 1900 год, далее состоялся переход от угля к нефти на транспорте и в электроэнергетике и т. д. Периоды энергоперехода, пожалуй, являются даже более привычным состоянием для мирового рынка энергетики, чем стабильные. Мы должны быть готовы к тому, что и следующий переход неизбежен, нельзя рассчитывать на то, что доля привычных нам нефти и газа будет всегда стабильной. ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар