Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся?

Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся?

01.11.2021 10:00:00 Автор: Юлия Чернышевская
Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся?

Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов.



«Энергетические компании пересматривают методы ведения своего бизнеса. Катализатором этого является то, что им приходится реагировать на переход к устойчивой энергетике, то есть трансформации глобального энергетического сектора с переходом от ископаемых видов топлива к возобновляемым ко второй половине XXI века с целью сократить выбросы углексислого газа в атмосферу» – так начал свое выступление на кросс-отраслевом саммите «Рациональное природопользование: практики устойчивого развития в нефтегазе, нефтехимии, леспроме» глобальный вице-президент по нефтегазовой отрасли SAP Бенжамин Бебернесс.
Нефтегазу пора паковать чемоданы?
Б. Бебернесс подчеркнул, что переход к устойчивой энергетике не означает полного ухода нефти и газа с рынка – по прогнозам, озвученным Б. Бебернессом, до 2025 года использование нефти сохранится на прежнем уровне, только после начнется постепенное снижение объемов спроса, которое продлится до середины века. Использование газа же, по мнению представителя SAP, продолжит свой рост. «К 2050 году газ останется важным источником энергии, хотя уже к 2050 году солнце- и ветрогенерация будут давать 69% всего мирового запаса энергии», – подчеркнул он.

Представители добывающей отрасли также не соглашаются с полным поражением. По мнению Сергея Вакуленко, начальника департамента стратегического планирования «Газпром нефти», избавиться от традиционных источников энергии так быстро, как сейчас это позиционируется в мировом сообществе, не получится. В настоящем времени цены на нефть бьют все рекорды (к примеру, стоимость сырья марки WTI в понедельник установила рекорд, превысив $85 за баррель впервые с октября 2014 г.), а газ и вовсе стал дефицитным товаром. Как уточняет С. Вакуленко, это как результат совпадения краткосрочных факторов, так и синдром некорректности долгосрочных прогнозов. Эксперт привел в пример ситуацию на газовом рынке.

«Рынок газа – это фактически рынок электроэнергии. А ее добыча зелеными способами сильно зависит от климатических условий. В этом году, к примеру, в Турции и Бразилии, зависящих от гидроэлектрогенерации, случилась засуха, и опустошение водохранилищ стимулировало эти страны потреблять больше газа. Также сыграл свою роль повышенный спрос. В Европе была холодная и длительная зима, поэтому газ в хранилищах уходил быстрее, чем это обычно бывает. Жаркое лето в Европе и Азии также опустошило запасы газа на обеих сторонах земного шара. Все это в сумме привело к тому, что спрос на газ в мире достаточно резко вырос относительно базового уровня», – пояснил С. Вакуленко. При этом, как подчеркнул представитель «Газпром нефти», другие производители электроэнергии (в частности, атомные и угольные станции) в последние несколько лет выводились из эксплуатации под эгидой зеленой повестки.

«Различные сложившиеся вместе факторы, климатические и потребительские, как я уже сказал, привели к всплеску спроса на газ. Старые электрогенерирующие мощности могли этот всплеск купировать, но поскольку последние несколько лет производителям традиционной энергетики – газа, нефти и угля – объясняют, что срок их жизни подходит к концу, эти мощности сокращались», – подчеркнул С. Вакуленко.

По его словам, газовый кризис стал следствием того, что зеленая политика была построена на идее о том, что возобновляемая энергетика, активно субсидируемая (кстати, за счет доходов традиционной энергетики), развивается так быстро, что традиционные мощности уже и не нужны. «Однако в реальности мы столкнулись с дисбалансом. Конечно, период высокого спроса закончится с изменением погодных условий. Собственно, фьючерсные рынки на зиму видят цены газа парадоксально ниже, чем сейчас. Рынок, соответственно, считает, что острый кризис закончится довольно быстро. Но для нас вся эта ситуация – сигнал, что развивать возобновляемую энергетику, возможно, и пора, а вот выводить традиционные ресурсы из игры пока что рано», – заявил С. Вакуленко.

Максим Высоцкий, финансовый и коммерческий директор «Салым Петролеум», согласился с тем, что конкуренция со стороны тепловой энергетики пока что очень высока: сырье дешевле в добыче, хранении, транспортировке, не последнюю роль играет развитая инфраструктура. «Пока запасы прочности зеленой энергетики не соответствуют даже минимальным потребностям европейского рынка», – подчеркнул он.

С. Вакуленко напомнил, что отчет международного энергетического агентства Net Zero 2050, который описывает, что нужно сделать, чтобы достичь углеродной нейтральности к середине века, подразумевает, что спрос действительно упадет: на нефть – на 75%, на газ – примерно на 50%. Однако эти показатели будут актуальны, если человечество действительно сможет достичь нулевых выбросов, что с точки зрения агентства будет очень непросто.
М. Высоцкий добавил, что в среднесрочной перспективе угроза ухода традиционной энергетики и полного перехода к возобновляемым источникам выглядит несостоятельной, так как подобный шаг потребует гигантских инвестиций. «Непонятно, кто возьмет на себя инвестиционную нагрузку, и это будет камнем преткновения. Очевидно, нужно говорить именно о скорости замещения и диверсификации инвестиционного потока, помня, что государства и далее будут принимать решения исходя из желания сделать долю инвестиций в зеленую энергетику более устойчивой и растущей с точки зрения тренда», – уточнил М. Высоцкий.

Расслабляться тоже не стоит

Несмотря на общую уверенность в том, что традиционная энергетика еще не растеряла полностью своего потенциала, все участники дискуссии сошлись на том, что и отставлять в стороне экоинициативы добывающим компаниям будет неразумно. «У нефтегазовых компаний возникает задача – вписаться в новую энергетическую картину мира. Это требует перераспределения капитала и изменения взгляда отрасли на вопросы устойчивого развития», – подчеркнул Б. Бебернесс.

Что можно сделать с точки зрения инвестиций, чтобы традиционные ресурсы оставляли меньший углеродный след? Как считает М. Высоцкий, это задача не отдельной компании, а целых регионов и даже стран. «Конечно, прямое влияние зачастую сократить не получится, но его можно компенсировать, заместить чем-то другим. К примеру, с помощью ресурсов, которые Россия имеет не под землей, а на земле», – пояснил он. И с этой точки зрения наша страна находится в положении относительно низкого риска.

Можно также выделить отдельные проекты, имеющие высокий потенциал в вопросе озеленения отрасли. Как уточнил М. Высоцкий, они связаны с повышением эффективности утилизации газа, перевода на газомоторное топливо оборудования, используемого для эксплуатации месторождений, уменьшением нагрузки на персонал и технику в процессе работы. Также М. Высоцкий считает важным большое внимание уделить инвестициям именно в компенсационные мероприятия. «Но пока мы на стадии поиска таких технологий, которые бы окупали себя, а их масштаб при этом мог бы реально влиять на ситуацию», – сделал оговорку эксперт. Наконец, надо подготовиться к цифровизации – вести качественный учет разных факторов влияния на экологию. Ведь без данных компаниям будет сложно оперировать ограничениями, налогами, выгодой, компенсациями и т. д. в разрезе долгосрочного планирования.

К последнему тезису присоединился Дмитрий Пилипенко, директор кластера «Топливно-энергетический комплекс» SAP CIS. Он подчеркнул, что современные IT-решения позволяют управлять трансформацией компаний: они помогают в управлении охраной окружающей среды, повышают промышленную безопасность, проводят анализ углеродного следа с выходом на расчет обсуждаемых налогов и т. д.

С. Вакуленко, кстати, в обсуждаемых проектах увидел перспективы развития нефтегазового бизнеса. «Потребуется много усилий для улавливания и захоронения углекислого газа. Эта деятельность похожа на то, что уже сейчас делают нефтегазовые компании. Поэтому мы предполагаем, что такая задача также может стать частью бизнеса нашей отрасли», – отметил он. Также, по словам С. Вакуленко, важными направлениями работы является производство водорода с захоронением CO2, поставка низкоуглеродных топлив (например, СПГ) и использование альтернативных источников энергии на производственных площадках.



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 118
    [~XML_ID] => 118
    [NAME] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся?
    [~NAME] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся?
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов.
    [~PREVIEW_TEXT] => Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов.
    [DETAIL_TEXT] => 
«Энергетические компании пересматривают методы ведения своего бизнеса. Катализатором этого является то, что им приходится реагировать на переход к устойчивой энергетике, то есть трансформации глобального энергетического сектора с переходом от ископаемых видов топлива к возобновляемым ко второй половине XXI века с целью сократить выбросы углексислого газа в атмосферу» – так начал свое выступление на кросс-отраслевом саммите «Рациональное природопользование: практики устойчивого развития в нефтегазе, нефтехимии, леспроме» глобальный вице-президент по нефтегазовой отрасли SAP Бенжамин Бебернесс.
Нефтегазу пора паковать чемоданы?
Б. Бебернесс подчеркнул, что переход к устойчивой энергетике не означает полного ухода нефти и газа с рынка – по прогнозам, озвученным Б. Бебернессом, до 2025 года использование нефти сохранится на прежнем уровне, только после начнется постепенное снижение объемов спроса, которое продлится до середины века. Использование газа же, по мнению представителя SAP, продолжит свой рост. «К 2050 году газ останется важным источником энергии, хотя уже к 2050 году солнце- и ветрогенерация будут давать 69% всего мирового запаса энергии», – подчеркнул он.

Представители добывающей отрасли также не соглашаются с полным поражением. По мнению Сергея Вакуленко, начальника департамента стратегического планирования «Газпром нефти», избавиться от традиционных источников энергии так быстро, как сейчас это позиционируется в мировом сообществе, не получится. В настоящем времени цены на нефть бьют все рекорды (к примеру, стоимость сырья марки WTI в понедельник установила рекорд, превысив $85 за баррель впервые с октября 2014 г.), а газ и вовсе стал дефицитным товаром. Как уточняет С. Вакуленко, это как результат совпадения краткосрочных факторов, так и синдром некорректности долгосрочных прогнозов. Эксперт привел в пример ситуацию на газовом рынке.

«Рынок газа – это фактически рынок электроэнергии. А ее добыча зелеными способами сильно зависит от климатических условий. В этом году, к примеру, в Турции и Бразилии, зависящих от гидроэлектрогенерации, случилась засуха, и опустошение водохранилищ стимулировало эти страны потреблять больше газа. Также сыграл свою роль повышенный спрос. В Европе была холодная и длительная зима, поэтому газ в хранилищах уходил быстрее, чем это обычно бывает. Жаркое лето в Европе и Азии также опустошило запасы газа на обеих сторонах земного шара. Все это в сумме привело к тому, что спрос на газ в мире достаточно резко вырос относительно базового уровня», – пояснил С. Вакуленко. При этом, как подчеркнул представитель «Газпром нефти», другие производители электроэнергии (в частности, атомные и угольные станции) в последние несколько лет выводились из эксплуатации под эгидой зеленой повестки.

«Различные сложившиеся вместе факторы, климатические и потребительские, как я уже сказал, привели к всплеску спроса на газ. Старые электрогенерирующие мощности могли этот всплеск купировать, но поскольку последние несколько лет производителям традиционной энергетики – газа, нефти и угля – объясняют, что срок их жизни подходит к концу, эти мощности сокращались», – подчеркнул С. Вакуленко.

По его словам, газовый кризис стал следствием того, что зеленая политика была построена на идее о том, что возобновляемая энергетика, активно субсидируемая (кстати, за счет доходов традиционной энергетики), развивается так быстро, что традиционные мощности уже и не нужны. «Однако в реальности мы столкнулись с дисбалансом. Конечно, период высокого спроса закончится с изменением погодных условий. Собственно, фьючерсные рынки на зиму видят цены газа парадоксально ниже, чем сейчас. Рынок, соответственно, считает, что острый кризис закончится довольно быстро. Но для нас вся эта ситуация – сигнал, что развивать возобновляемую энергетику, возможно, и пора, а вот выводить традиционные ресурсы из игры пока что рано», – заявил С. Вакуленко.

Максим Высоцкий, финансовый и коммерческий директор «Салым Петролеум», согласился с тем, что конкуренция со стороны тепловой энергетики пока что очень высока: сырье дешевле в добыче, хранении, транспортировке, не последнюю роль играет развитая инфраструктура. «Пока запасы прочности зеленой энергетики не соответствуют даже минимальным потребностям европейского рынка», – подчеркнул он.

С. Вакуленко напомнил, что отчет международного энергетического агентства Net Zero 2050, который описывает, что нужно сделать, чтобы достичь углеродной нейтральности к середине века, подразумевает, что спрос действительно упадет: на нефть – на 75%, на газ – примерно на 50%. Однако эти показатели будут актуальны, если человечество действительно сможет достичь нулевых выбросов, что с точки зрения агентства будет очень непросто.
М. Высоцкий добавил, что в среднесрочной перспективе угроза ухода традиционной энергетики и полного перехода к возобновляемым источникам выглядит несостоятельной, так как подобный шаг потребует гигантских инвестиций. «Непонятно, кто возьмет на себя инвестиционную нагрузку, и это будет камнем преткновения. Очевидно, нужно говорить именно о скорости замещения и диверсификации инвестиционного потока, помня, что государства и далее будут принимать решения исходя из желания сделать долю инвестиций в зеленую энергетику более устойчивой и растущей с точки зрения тренда», – уточнил М. Высоцкий.

Расслабляться тоже не стоит

Несмотря на общую уверенность в том, что традиционная энергетика еще не растеряла полностью своего потенциала, все участники дискуссии сошлись на том, что и отставлять в стороне экоинициативы добывающим компаниям будет неразумно. «У нефтегазовых компаний возникает задача – вписаться в новую энергетическую картину мира. Это требует перераспределения капитала и изменения взгляда отрасли на вопросы устойчивого развития», – подчеркнул Б. Бебернесс.

Что можно сделать с точки зрения инвестиций, чтобы традиционные ресурсы оставляли меньший углеродный след? Как считает М. Высоцкий, это задача не отдельной компании, а целых регионов и даже стран. «Конечно, прямое влияние зачастую сократить не получится, но его можно компенсировать, заместить чем-то другим. К примеру, с помощью ресурсов, которые Россия имеет не под землей, а на земле», – пояснил он. И с этой точки зрения наша страна находится в положении относительно низкого риска.

Можно также выделить отдельные проекты, имеющие высокий потенциал в вопросе озеленения отрасли. Как уточнил М. Высоцкий, они связаны с повышением эффективности утилизации газа, перевода на газомоторное топливо оборудования, используемого для эксплуатации месторождений, уменьшением нагрузки на персонал и технику в процессе работы. Также М. Высоцкий считает важным большое внимание уделить инвестициям именно в компенсационные мероприятия. «Но пока мы на стадии поиска таких технологий, которые бы окупали себя, а их масштаб при этом мог бы реально влиять на ситуацию», – сделал оговорку эксперт. Наконец, надо подготовиться к цифровизации – вести качественный учет разных факторов влияния на экологию. Ведь без данных компаниям будет сложно оперировать ограничениями, налогами, выгодой, компенсациями и т. д. в разрезе долгосрочного планирования.

К последнему тезису присоединился Дмитрий Пилипенко, директор кластера «Топливно-энергетический комплекс» SAP CIS. Он подчеркнул, что современные IT-решения позволяют управлять трансформацией компаний: они помогают в управлении охраной окружающей среды, повышают промышленную безопасность, проводят анализ углеродного следа с выходом на расчет обсуждаемых налогов и т. д.

С. Вакуленко, кстати, в обсуждаемых проектах увидел перспективы развития нефтегазового бизнеса. «Потребуется много усилий для улавливания и захоронения углекислого газа. Эта деятельность похожа на то, что уже сейчас делают нефтегазовые компании. Поэтому мы предполагаем, что такая задача также может стать частью бизнеса нашей отрасли», – отметил он. Также, по словам С. Вакуленко, важными направлениями работы является производство водорода с захоронением CO2, поставка низкоуглеродных топлив (например, СПГ) и использование альтернативных источников энергии на производственных площадках. [~DETAIL_TEXT] =>
«Энергетические компании пересматривают методы ведения своего бизнеса. Катализатором этого является то, что им приходится реагировать на переход к устойчивой энергетике, то есть трансформации глобального энергетического сектора с переходом от ископаемых видов топлива к возобновляемым ко второй половине XXI века с целью сократить выбросы углексислого газа в атмосферу» – так начал свое выступление на кросс-отраслевом саммите «Рациональное природопользование: практики устойчивого развития в нефтегазе, нефтехимии, леспроме» глобальный вице-президент по нефтегазовой отрасли SAP Бенжамин Бебернесс.
Нефтегазу пора паковать чемоданы?
Б. Бебернесс подчеркнул, что переход к устойчивой энергетике не означает полного ухода нефти и газа с рынка – по прогнозам, озвученным Б. Бебернессом, до 2025 года использование нефти сохранится на прежнем уровне, только после начнется постепенное снижение объемов спроса, которое продлится до середины века. Использование газа же, по мнению представителя SAP, продолжит свой рост. «К 2050 году газ останется важным источником энергии, хотя уже к 2050 году солнце- и ветрогенерация будут давать 69% всего мирового запаса энергии», – подчеркнул он.

Представители добывающей отрасли также не соглашаются с полным поражением. По мнению Сергея Вакуленко, начальника департамента стратегического планирования «Газпром нефти», избавиться от традиционных источников энергии так быстро, как сейчас это позиционируется в мировом сообществе, не получится. В настоящем времени цены на нефть бьют все рекорды (к примеру, стоимость сырья марки WTI в понедельник установила рекорд, превысив $85 за баррель впервые с октября 2014 г.), а газ и вовсе стал дефицитным товаром. Как уточняет С. Вакуленко, это как результат совпадения краткосрочных факторов, так и синдром некорректности долгосрочных прогнозов. Эксперт привел в пример ситуацию на газовом рынке.

«Рынок газа – это фактически рынок электроэнергии. А ее добыча зелеными способами сильно зависит от климатических условий. В этом году, к примеру, в Турции и Бразилии, зависящих от гидроэлектрогенерации, случилась засуха, и опустошение водохранилищ стимулировало эти страны потреблять больше газа. Также сыграл свою роль повышенный спрос. В Европе была холодная и длительная зима, поэтому газ в хранилищах уходил быстрее, чем это обычно бывает. Жаркое лето в Европе и Азии также опустошило запасы газа на обеих сторонах земного шара. Все это в сумме привело к тому, что спрос на газ в мире достаточно резко вырос относительно базового уровня», – пояснил С. Вакуленко. При этом, как подчеркнул представитель «Газпром нефти», другие производители электроэнергии (в частности, атомные и угольные станции) в последние несколько лет выводились из эксплуатации под эгидой зеленой повестки.

«Различные сложившиеся вместе факторы, климатические и потребительские, как я уже сказал, привели к всплеску спроса на газ. Старые электрогенерирующие мощности могли этот всплеск купировать, но поскольку последние несколько лет производителям традиционной энергетики – газа, нефти и угля – объясняют, что срок их жизни подходит к концу, эти мощности сокращались», – подчеркнул С. Вакуленко.

По его словам, газовый кризис стал следствием того, что зеленая политика была построена на идее о том, что возобновляемая энергетика, активно субсидируемая (кстати, за счет доходов традиционной энергетики), развивается так быстро, что традиционные мощности уже и не нужны. «Однако в реальности мы столкнулись с дисбалансом. Конечно, период высокого спроса закончится с изменением погодных условий. Собственно, фьючерсные рынки на зиму видят цены газа парадоксально ниже, чем сейчас. Рынок, соответственно, считает, что острый кризис закончится довольно быстро. Но для нас вся эта ситуация – сигнал, что развивать возобновляемую энергетику, возможно, и пора, а вот выводить традиционные ресурсы из игры пока что рано», – заявил С. Вакуленко.

Максим Высоцкий, финансовый и коммерческий директор «Салым Петролеум», согласился с тем, что конкуренция со стороны тепловой энергетики пока что очень высока: сырье дешевле в добыче, хранении, транспортировке, не последнюю роль играет развитая инфраструктура. «Пока запасы прочности зеленой энергетики не соответствуют даже минимальным потребностям европейского рынка», – подчеркнул он.

С. Вакуленко напомнил, что отчет международного энергетического агентства Net Zero 2050, который описывает, что нужно сделать, чтобы достичь углеродной нейтральности к середине века, подразумевает, что спрос действительно упадет: на нефть – на 75%, на газ – примерно на 50%. Однако эти показатели будут актуальны, если человечество действительно сможет достичь нулевых выбросов, что с точки зрения агентства будет очень непросто.
М. Высоцкий добавил, что в среднесрочной перспективе угроза ухода традиционной энергетики и полного перехода к возобновляемым источникам выглядит несостоятельной, так как подобный шаг потребует гигантских инвестиций. «Непонятно, кто возьмет на себя инвестиционную нагрузку, и это будет камнем преткновения. Очевидно, нужно говорить именно о скорости замещения и диверсификации инвестиционного потока, помня, что государства и далее будут принимать решения исходя из желания сделать долю инвестиций в зеленую энергетику более устойчивой и растущей с точки зрения тренда», – уточнил М. Высоцкий.

Расслабляться тоже не стоит

Несмотря на общую уверенность в том, что традиционная энергетика еще не растеряла полностью своего потенциала, все участники дискуссии сошлись на том, что и отставлять в стороне экоинициативы добывающим компаниям будет неразумно. «У нефтегазовых компаний возникает задача – вписаться в новую энергетическую картину мира. Это требует перераспределения капитала и изменения взгляда отрасли на вопросы устойчивого развития», – подчеркнул Б. Бебернесс.

Что можно сделать с точки зрения инвестиций, чтобы традиционные ресурсы оставляли меньший углеродный след? Как считает М. Высоцкий, это задача не отдельной компании, а целых регионов и даже стран. «Конечно, прямое влияние зачастую сократить не получится, но его можно компенсировать, заместить чем-то другим. К примеру, с помощью ресурсов, которые Россия имеет не под землей, а на земле», – пояснил он. И с этой точки зрения наша страна находится в положении относительно низкого риска.

Можно также выделить отдельные проекты, имеющие высокий потенциал в вопросе озеленения отрасли. Как уточнил М. Высоцкий, они связаны с повышением эффективности утилизации газа, перевода на газомоторное топливо оборудования, используемого для эксплуатации месторождений, уменьшением нагрузки на персонал и технику в процессе работы. Также М. Высоцкий считает важным большое внимание уделить инвестициям именно в компенсационные мероприятия. «Но пока мы на стадии поиска таких технологий, которые бы окупали себя, а их масштаб при этом мог бы реально влиять на ситуацию», – сделал оговорку эксперт. Наконец, надо подготовиться к цифровизации – вести качественный учет разных факторов влияния на экологию. Ведь без данных компаниям будет сложно оперировать ограничениями, налогами, выгодой, компенсациями и т. д. в разрезе долгосрочного планирования.

К последнему тезису присоединился Дмитрий Пилипенко, директор кластера «Топливно-энергетический комплекс» SAP CIS. Он подчеркнул, что современные IT-решения позволяют управлять трансформацией компаний: они помогают в управлении охраной окружающей среды, повышают промышленную безопасность, проводят анализ углеродного следа с выходом на расчет обсуждаемых налогов и т. д.

С. Вакуленко, кстати, в обсуждаемых проектах увидел перспективы развития нефтегазового бизнеса. «Потребуется много усилий для улавливания и захоронения углекислого газа. Эта деятельность похожа на то, что уже сейчас делают нефтегазовые компании. Поэтому мы предполагаем, что такая задача также может стать частью бизнеса нашей отрасли», – отметил он. Также, по словам С. Вакуленко, важными направлениями работы является производство водорода с захоронением CO2, поставка низкоуглеродных топлив (например, СПГ) и использование альтернативных источников энергии на производственных площадках. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 188 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-07 14:21:23.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 624 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 582779 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/4de [FILE_NAME] => Depositphotos_58844069_S.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_58844069_S.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 98f735d55eca3e8a467f3078fe9978eb [~src] => [SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? ) [~DETAIL_PICTURE] => 188 [DATE_ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 10:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 10:00:00 [ID] => 118 [~ID] => 118 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 46 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 46 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [TIMESTAMP_X] => 07.11.2021 14:21:23 [~TIMESTAMP_X] => 07.11.2021 14:21:23 [ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 10:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 10:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya-/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya-/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya-/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya-/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya- [~CODE] => neftegazovaya-otrasl-v-period-energoperekhoda-pakuem-chemodany-ili-rasslablyaemsya- [EXTERNAL_ID] => 118 [~EXTERNAL_ID] => 118 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов. [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 118 [NAME] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов. [DETAIL_TEXT] =>
«Энергетические компании пересматривают методы ведения своего бизнеса. Катализатором этого является то, что им приходится реагировать на переход к устойчивой энергетике, то есть трансформации глобального энергетического сектора с переходом от ископаемых видов топлива к возобновляемым ко второй половине XXI века с целью сократить выбросы углексислого газа в атмосферу» – так начал свое выступление на кросс-отраслевом саммите «Рациональное природопользование: практики устойчивого развития в нефтегазе, нефтехимии, леспроме» глобальный вице-президент по нефтегазовой отрасли SAP Бенжамин Бебернесс.
Нефтегазу пора паковать чемоданы?
Б. Бебернесс подчеркнул, что переход к устойчивой энергетике не означает полного ухода нефти и газа с рынка – по прогнозам, озвученным Б. Бебернессом, до 2025 года использование нефти сохранится на прежнем уровне, только после начнется постепенное снижение объемов спроса, которое продлится до середины века. Использование газа же, по мнению представителя SAP, продолжит свой рост. «К 2050 году газ останется важным источником энергии, хотя уже к 2050 году солнце- и ветрогенерация будут давать 69% всего мирового запаса энергии», – подчеркнул он.

Представители добывающей отрасли также не соглашаются с полным поражением. По мнению Сергея Вакуленко, начальника департамента стратегического планирования «Газпром нефти», избавиться от традиционных источников энергии так быстро, как сейчас это позиционируется в мировом сообществе, не получится. В настоящем времени цены на нефть бьют все рекорды (к примеру, стоимость сырья марки WTI в понедельник установила рекорд, превысив $85 за баррель впервые с октября 2014 г.), а газ и вовсе стал дефицитным товаром. Как уточняет С. Вакуленко, это как результат совпадения краткосрочных факторов, так и синдром некорректности долгосрочных прогнозов. Эксперт привел в пример ситуацию на газовом рынке.

«Рынок газа – это фактически рынок электроэнергии. А ее добыча зелеными способами сильно зависит от климатических условий. В этом году, к примеру, в Турции и Бразилии, зависящих от гидроэлектрогенерации, случилась засуха, и опустошение водохранилищ стимулировало эти страны потреблять больше газа. Также сыграл свою роль повышенный спрос. В Европе была холодная и длительная зима, поэтому газ в хранилищах уходил быстрее, чем это обычно бывает. Жаркое лето в Европе и Азии также опустошило запасы газа на обеих сторонах земного шара. Все это в сумме привело к тому, что спрос на газ в мире достаточно резко вырос относительно базового уровня», – пояснил С. Вакуленко. При этом, как подчеркнул представитель «Газпром нефти», другие производители электроэнергии (в частности, атомные и угольные станции) в последние несколько лет выводились из эксплуатации под эгидой зеленой повестки.

«Различные сложившиеся вместе факторы, климатические и потребительские, как я уже сказал, привели к всплеску спроса на газ. Старые электрогенерирующие мощности могли этот всплеск купировать, но поскольку последние несколько лет производителям традиционной энергетики – газа, нефти и угля – объясняют, что срок их жизни подходит к концу, эти мощности сокращались», – подчеркнул С. Вакуленко.

По его словам, газовый кризис стал следствием того, что зеленая политика была построена на идее о том, что возобновляемая энергетика, активно субсидируемая (кстати, за счет доходов традиционной энергетики), развивается так быстро, что традиционные мощности уже и не нужны. «Однако в реальности мы столкнулись с дисбалансом. Конечно, период высокого спроса закончится с изменением погодных условий. Собственно, фьючерсные рынки на зиму видят цены газа парадоксально ниже, чем сейчас. Рынок, соответственно, считает, что острый кризис закончится довольно быстро. Но для нас вся эта ситуация – сигнал, что развивать возобновляемую энергетику, возможно, и пора, а вот выводить традиционные ресурсы из игры пока что рано», – заявил С. Вакуленко.

Максим Высоцкий, финансовый и коммерческий директор «Салым Петролеум», согласился с тем, что конкуренция со стороны тепловой энергетики пока что очень высока: сырье дешевле в добыче, хранении, транспортировке, не последнюю роль играет развитая инфраструктура. «Пока запасы прочности зеленой энергетики не соответствуют даже минимальным потребностям европейского рынка», – подчеркнул он.

С. Вакуленко напомнил, что отчет международного энергетического агентства Net Zero 2050, который описывает, что нужно сделать, чтобы достичь углеродной нейтральности к середине века, подразумевает, что спрос действительно упадет: на нефть – на 75%, на газ – примерно на 50%. Однако эти показатели будут актуальны, если человечество действительно сможет достичь нулевых выбросов, что с точки зрения агентства будет очень непросто.
М. Высоцкий добавил, что в среднесрочной перспективе угроза ухода традиционной энергетики и полного перехода к возобновляемым источникам выглядит несостоятельной, так как подобный шаг потребует гигантских инвестиций. «Непонятно, кто возьмет на себя инвестиционную нагрузку, и это будет камнем преткновения. Очевидно, нужно говорить именно о скорости замещения и диверсификации инвестиционного потока, помня, что государства и далее будут принимать решения исходя из желания сделать долю инвестиций в зеленую энергетику более устойчивой и растущей с точки зрения тренда», – уточнил М. Высоцкий.

Расслабляться тоже не стоит

Несмотря на общую уверенность в том, что традиционная энергетика еще не растеряла полностью своего потенциала, все участники дискуссии сошлись на том, что и отставлять в стороне экоинициативы добывающим компаниям будет неразумно. «У нефтегазовых компаний возникает задача – вписаться в новую энергетическую картину мира. Это требует перераспределения капитала и изменения взгляда отрасли на вопросы устойчивого развития», – подчеркнул Б. Бебернесс.

Что можно сделать с точки зрения инвестиций, чтобы традиционные ресурсы оставляли меньший углеродный след? Как считает М. Высоцкий, это задача не отдельной компании, а целых регионов и даже стран. «Конечно, прямое влияние зачастую сократить не получится, но его можно компенсировать, заместить чем-то другим. К примеру, с помощью ресурсов, которые Россия имеет не под землей, а на земле», – пояснил он. И с этой точки зрения наша страна находится в положении относительно низкого риска.

Можно также выделить отдельные проекты, имеющие высокий потенциал в вопросе озеленения отрасли. Как уточнил М. Высоцкий, они связаны с повышением эффективности утилизации газа, перевода на газомоторное топливо оборудования, используемого для эксплуатации месторождений, уменьшением нагрузки на персонал и технику в процессе работы. Также М. Высоцкий считает важным большое внимание уделить инвестициям именно в компенсационные мероприятия. «Но пока мы на стадии поиска таких технологий, которые бы окупали себя, а их масштаб при этом мог бы реально влиять на ситуацию», – сделал оговорку эксперт. Наконец, надо подготовиться к цифровизации – вести качественный учет разных факторов влияния на экологию. Ведь без данных компаниям будет сложно оперировать ограничениями, налогами, выгодой, компенсациями и т. д. в разрезе долгосрочного планирования.

К последнему тезису присоединился Дмитрий Пилипенко, директор кластера «Топливно-энергетический комплекс» SAP CIS. Он подчеркнул, что современные IT-решения позволяют управлять трансформацией компаний: они помогают в управлении охраной окружающей среды, повышают промышленную безопасность, проводят анализ углеродного следа с выходом на расчет обсуждаемых налогов и т. д.

С. Вакуленко, кстати, в обсуждаемых проектах увидел перспективы развития нефтегазового бизнеса. «Потребуется много усилий для улавливания и захоронения углекислого газа. Эта деятельность похожа на то, что уже сейчас делают нефтегазовые компании. Поэтому мы предполагаем, что такая задача также может стать частью бизнеса нашей отрасли», – отметил он. Также, по словам С. Вакуленко, важными направлениями работы является производство водорода с захоронением CO2, поставка низкоуглеродных топлив (например, СПГ) и использование альтернативных источников энергии на производственных площадках. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 188 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-07 14:21:23.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 624 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 582779 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/4de [FILE_NAME] => Depositphotos_58844069_S.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_58844069_S.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 98f735d55eca3e8a467f3078fe9978eb [~src] => [SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/4de/Depositphotos_58844069_S.jpg [ALT] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 01.11.2021 10:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 241 [VALUE] => Юлия Чернышевская [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Юлия Чернышевская [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 243 [VALUE] => 189 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 189 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 245 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( [ID] => 53 [TIMESTAMP_X] => 2022-02-18 14:42:30 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Дополнительные фотографии [ACTIVE] => Y [SORT] => 3000 [CODE] => MORE_PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg, webp [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Дополнительные фотографии [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [REST_ON] => N [~REST_ON] => N [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.myspi.ru [~SERVER_NAME] => www.myspi.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 11 [~ID] => 11 [CODE] => tekhnika [~CODE] => tekhnika [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Техника [~NAME] => Техника [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /tekhnika/ [~SECTION_PAGE_URL] => /tekhnika/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Техника [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Техника [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Техника [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Техника [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Техника [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Техника [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Техника [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Техника [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Техника [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Техника [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Техника ) ) [1] => Array ( [ID] => 46 [~ID] => 46 [CODE] => kommentarii [~CODE] => kommentarii [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 11 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 11 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Комментарии [~NAME] => Комментарии [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/ [~SECTION_PAGE_URL] => /tekhnika/kommentarii/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Комментарии [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Комментарии [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии ) ) ) ) [SECTION_URL] => /tekhnika/kommentarii/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [ELEMENT_CHAIN] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [BROWSER_TITLE] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [KEYWORDS] => Нефтегазовая отрасль в период энергоперехода: пакуем чемоданы или расслабляемся? [DESCRIPTION] => Реформирование энергетических систем, основанных на использовании углеродного топлива, в ряде стран (в первую очередь в Европе) уже перешло от лозунгов к конкретным действиям, что отражается на экономической политике практически всех государств мира. Для России, занимающей лидирующие позиции на мировых рынках углеводородов, сложившаяся ситуация – серьезный вызов. ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар