Углеродный след и громкие заявления

Углеродный след и громкие заявления

12.11.2021 10:00:00 Автор: Алена Алешина
Углеродный след и громкие заявления

К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу
ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца.



Рождение энергии

О четвертом энергопереходе, после которого мир будет потреблять только чистую энергию из возобновляемых источников, И. Богданов говорит охотно и образно. По его словам, новый, зеленый мир прекрасен, но фантастичен, потому что современные ТЭЦ, промышленные предприятия или заводы не могут работать от ветра, солнца или даже дров.

«Сегодня зеленую энергетику продвигают, постоянно говорят о необходимос­ти внедрения возобновляемых источников энергии. Но реальному сектору экономики нужны не слова, а надежная система энергоснабжения, которая будет работать при любых условиях. А еще, чтобы поддержать традиционную энергетику, нужно стабилизировать цены на металл», – говорит бизнесмен.

(507).jpg

Разговор о будущем энергетики идет на складе завода под Санкт-Петербургом. Здесь, на стеллажах, хранится запас металла, который используется для строительства электростанций.

«Энергия рождается в строгом соответствии с конструкторской документацией» – так И. Богданов охарактеризовал процесс сборки блочно-модульных конструкций. На деле это выглядит не столь романтично, но все равно завораживающе: кран-балка опускает металлические балки на заранее подготовленное основание. Часть балок становятся несущими конструкциями, часть – ограждающими, их под брызги сварки соединяют, швы зачищают – и блок-модуль отправляют в покрасочную камеру. «Если не хотите испортить пальто, не входите». – И. Богданов задерживает меня на входе в павильон, в котором чуть теплее, чем в остальных помещениях завода. Оказывается, лакокрасочное покрытие легко наносится именно при такой повышенной температуре и данный температурный режим лишает поверхность возможности остаться непрокрашенной. Красят блок-модуль так: краску распыляют на поверхности как снаружи, так и внутри. Поэтому взвеси краски оседают не только на стенах, но и на пальто случайных зрителей. Главное достоинство такого способа окрашивания – противостояние даже химическому воздействию и долговечность защиты от коррозии металла.

«Электростанции работают в тяжелых климатических условиях. Если краска облезет, то блок-модуль потеряет несущую способность. Эта технология позволяет нам не стыдиться продукции, которая была произведена даже 15 лет назад», – говорит И. Богданов и ведет дальше по технологической цепочке, по которой и движется блок-модуль с момента сборки. Хотя пока блок-модуль – это бездушный параллелепипед. Но после внедрения в него систем жизнеобеспечения – установок вентиляции и отопления, охранно-пожарной сигнализации и контроллеров загазованности – он получит душу. Кстати, под электронику отдана большая часть пространства, а вот человеку предназначается меньшая часть. Сейчас на пике спроса – электростанции автономные, способные работать под удаленным контролем. Однако спрос на такие модели подстегнула не пандемия, а влияние экономики: оплачивать труд человека, который бы следил за исправностью аппаратуры, – лишние расходы.

Уйти не прощаясь: дизель, газ, нефть и импортозамещение

У любой электростанции есть сердце, продолжает бизнесмен. И даже показывает это самое сердце – огромный агрегат из труб в несколько десятков метров.

«Это генераторная установка. Она состоит из двигателя, он соединен с генератором и панелью управления. Это все – энергетическое сердце электростанции. Долговечность и надежность работы всей установки зависят от двигателя», – говорит И. Богданов.

(730).jpg

Сейчас на заводе используют две модели генераторных установок, но обе они иностранного производства. Английский Cummins работает на газе и дизеле, а установка Hyundai Heavy Industries произведена в Корее, она способна преобразовывать в энергию газовое, дизельное или тяжелое топливо.

«Да, за последний год стоимость иностранной продукции, конечно, выросла. Но перейти на отечественные технологии невозможно. Потому что в России вообще нет технологий, обеспечивающих надежность на необходимом уровне. Нужна генераторная установка, единичная мощность которой превышает 1 МВт, но оборудование с такими параметрами КПД, ресурса, конечной стоимости и мощности у российских производителей найти не удалось», – продолжает И. Богданов.

Дизель-генераторные установки малой мощности (до 500 кВт) приобрести у российских производителей возможно. Но оборудование на базе российского двигателя не обходится дешевле. «То есть купить можно чуть дешевле, но из-за необходимости замены комплектующих на отечественные аналоги вопрос приобретает совсем другую остроту», – продолжает эксперт.

Однако использование импортируемых генераторных установок не превращает электростанцию в продукцию от импортного производителя, Дело в том, что генераторная установка – лишь 45% от всей конструкции, остальные 55% – блок-модуль и системы жизнеобеспечения – производят на заводе под Санкт-Петербургом на основании собственных конструкторских разработок.

И главное отличие иностранных электро­станций от российских – ориентированность на возобновляемые источники энергии. Иностранцы активно разрабатывают новые технологии и готовятся к четвертому энергопереходу, а российские производители, в отличие от коллег, считают, что солнце и ветер не могут обеспечить работоспособность предприя­тий и заводов на пиковых нагрузках: электростанция не только должна давать постоянный объем энергии, но от нее требуются и огромные пусковые токи, большой объем энергии. «Ветрогенерация не может вырабатывать энергию, когда нет ветра и даже когда ветер очень сильный. То есть ей нужна стабильность. Солнечная энергетика имеет такие же недостатки», – продолжает эксперт.

Электростанция, работающая от любой товарной сырой нефти, не только способна производить энергию при любой погоде, но и не оставляет углеродного следа, а значит, имеет право на существование в мире зеленых технологий, продолжает собеседник «Смарт-Партнер Индустрии». Нефть не нуждается в переработке, а это значит, что она не наносит переработкой вреда экологии. Производитель перед началом проек­тирования такой электростанции делает анализ добываемой на месте сырой нефти – и проект электростанции уже разрабатывают строго в соответствии с химическим составом нефти, под нее же закупают оборудование.

«Электростанции на тяжелых видах топлива, как правило, делаются на базе морских двигателей. А они не требуют замены масла, оно нужно только на долив. Это значит, что электростанции, работающие от сырой нефти, почти не оставляют углеродного следа. То есть он ничтожно мал. Да, такие двигатели дороже, но они надежнее, долговечнее и экономический эффект от них гораздо выше», – заявляет И. Богданов.

Деньги или экология

Электростанции, работающие на природном газе, считаются наиболее экологичными. По крайней мере об этом заявляют с высоких трибун. Собеседник «Смарт-Партнер Индустрии» опять не согласен с выступающими. «О газовой энергетике нельзя говорить как об энергетике экологически чистой. Но можно говорить как о дешевой. Если рассмотреть вопрос стоимости топлива, то природный газ, конечно, является самым дешевым. Но этот фактор не дает газопоршневым станциям преимуществ, так как на большей части удаленных территорий России газа нет. И вообще сравнивать газовые и дизельные электростанции некорректно – это разные виды оборудования и назначение у них разное», – рассуждает И. Богданов.

Он говорит, что сейчас идет битва не за экологию, а за деньги. Именно конечная цена энергии стала ключевым фактором в битве энергий. Сейчас самое дорогое топливо – дизельное, оно почти в 2 раза дороже, чем нефть и мазут. И оно, согласно современным требованиям, признано самым неэкологичным и при этом самым экономичным при обслуживании станции. Но фактор экологичности внезапно стал одним из самых главных при выборе станции, вырабатывающей энергию. Ведущие производители сегодня работают не только над вопросами снижения конечной стоимости продукции и энергии в целом, над работоспособностью и долго­вечностью, но и над снижением уровня экологического ущерба. Все чаще говорят об углеродном следе, и теперь, чтобы его уменьшить, оборудование планируют перевести на водородное топливо. По мнению эксперта, этот переход – еще одна попытка заработать.

(766).jpg

«Процесс перехода к водородной энергетике очень непростой. Во-первых, в природе водород в чистом виде не встречается, а значит, его надо производить. Во-вторых, сторонники чистой энергетики умудрились даже водород поделить на несколько видов – зеленый, голубой и даже коричневый. От этого разделения проще не стало, да и производить водорода не стали больше», – говорит И. Богданов.

Но главное – производители дальше разговоров пока не ушли. В мире еще нет промышленного оборудования, которое бы стабильно работало на водороде. А это значит, говорит на прощание эксперт, надо развивать то, что есть. Не технологии будущего, а технологии работающие.
«Производители генераторных установок уже смогли добиться вполне приемлемых показателей по выбросам вредных веществ и от дизель-генераторных установок, в том числе использующих в качестве топлива мазут или сырую нефть», – резюмирует он.

(1443).jpg




arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 146
    [~XML_ID] => 146
    [NAME] => Углеродный след и громкие заявления
    [~NAME] => Углеродный след и громкие заявления
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу 
ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца. [~PREVIEW_TEXT] => К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца. [DETAIL_TEXT] =>

Рождение энергии

О четвертом энергопереходе, после которого мир будет потреблять только чистую энергию из возобновляемых источников, И. Богданов говорит охотно и образно. По его словам, новый, зеленый мир прекрасен, но фантастичен, потому что современные ТЭЦ, промышленные предприятия или заводы не могут работать от ветра, солнца или даже дров.

«Сегодня зеленую энергетику продвигают, постоянно говорят о необходимос­ти внедрения возобновляемых источников энергии. Но реальному сектору экономики нужны не слова, а надежная система энергоснабжения, которая будет работать при любых условиях. А еще, чтобы поддержать традиционную энергетику, нужно стабилизировать цены на металл», – говорит бизнесмен.

(507).jpg

Разговор о будущем энергетики идет на складе завода под Санкт-Петербургом. Здесь, на стеллажах, хранится запас металла, который используется для строительства электростанций.

«Энергия рождается в строгом соответствии с конструкторской документацией» – так И. Богданов охарактеризовал процесс сборки блочно-модульных конструкций. На деле это выглядит не столь романтично, но все равно завораживающе: кран-балка опускает металлические балки на заранее подготовленное основание. Часть балок становятся несущими конструкциями, часть – ограждающими, их под брызги сварки соединяют, швы зачищают – и блок-модуль отправляют в покрасочную камеру. «Если не хотите испортить пальто, не входите». – И. Богданов задерживает меня на входе в павильон, в котором чуть теплее, чем в остальных помещениях завода. Оказывается, лакокрасочное покрытие легко наносится именно при такой повышенной температуре и данный температурный режим лишает поверхность возможности остаться непрокрашенной. Красят блок-модуль так: краску распыляют на поверхности как снаружи, так и внутри. Поэтому взвеси краски оседают не только на стенах, но и на пальто случайных зрителей. Главное достоинство такого способа окрашивания – противостояние даже химическому воздействию и долговечность защиты от коррозии металла.

«Электростанции работают в тяжелых климатических условиях. Если краска облезет, то блок-модуль потеряет несущую способность. Эта технология позволяет нам не стыдиться продукции, которая была произведена даже 15 лет назад», – говорит И. Богданов и ведет дальше по технологической цепочке, по которой и движется блок-модуль с момента сборки. Хотя пока блок-модуль – это бездушный параллелепипед. Но после внедрения в него систем жизнеобеспечения – установок вентиляции и отопления, охранно-пожарной сигнализации и контроллеров загазованности – он получит душу. Кстати, под электронику отдана большая часть пространства, а вот человеку предназначается меньшая часть. Сейчас на пике спроса – электростанции автономные, способные работать под удаленным контролем. Однако спрос на такие модели подстегнула не пандемия, а влияние экономики: оплачивать труд человека, который бы следил за исправностью аппаратуры, – лишние расходы.

Уйти не прощаясь: дизель, газ, нефть и импортозамещение

У любой электростанции есть сердце, продолжает бизнесмен. И даже показывает это самое сердце – огромный агрегат из труб в несколько десятков метров.

«Это генераторная установка. Она состоит из двигателя, он соединен с генератором и панелью управления. Это все – энергетическое сердце электростанции. Долговечность и надежность работы всей установки зависят от двигателя», – говорит И. Богданов.

(730).jpg

Сейчас на заводе используют две модели генераторных установок, но обе они иностранного производства. Английский Cummins работает на газе и дизеле, а установка Hyundai Heavy Industries произведена в Корее, она способна преобразовывать в энергию газовое, дизельное или тяжелое топливо.

«Да, за последний год стоимость иностранной продукции, конечно, выросла. Но перейти на отечественные технологии невозможно. Потому что в России вообще нет технологий, обеспечивающих надежность на необходимом уровне. Нужна генераторная установка, единичная мощность которой превышает 1 МВт, но оборудование с такими параметрами КПД, ресурса, конечной стоимости и мощности у российских производителей найти не удалось», – продолжает И. Богданов.

Дизель-генераторные установки малой мощности (до 500 кВт) приобрести у российских производителей возможно. Но оборудование на базе российского двигателя не обходится дешевле. «То есть купить можно чуть дешевле, но из-за необходимости замены комплектующих на отечественные аналоги вопрос приобретает совсем другую остроту», – продолжает эксперт.

Однако использование импортируемых генераторных установок не превращает электростанцию в продукцию от импортного производителя, Дело в том, что генераторная установка – лишь 45% от всей конструкции, остальные 55% – блок-модуль и системы жизнеобеспечения – производят на заводе под Санкт-Петербургом на основании собственных конструкторских разработок.

И главное отличие иностранных электро­станций от российских – ориентированность на возобновляемые источники энергии. Иностранцы активно разрабатывают новые технологии и готовятся к четвертому энергопереходу, а российские производители, в отличие от коллег, считают, что солнце и ветер не могут обеспечить работоспособность предприя­тий и заводов на пиковых нагрузках: электростанция не только должна давать постоянный объем энергии, но от нее требуются и огромные пусковые токи, большой объем энергии. «Ветрогенерация не может вырабатывать энергию, когда нет ветра и даже когда ветер очень сильный. То есть ей нужна стабильность. Солнечная энергетика имеет такие же недостатки», – продолжает эксперт.

Электростанция, работающая от любой товарной сырой нефти, не только способна производить энергию при любой погоде, но и не оставляет углеродного следа, а значит, имеет право на существование в мире зеленых технологий, продолжает собеседник «Смарт-Партнер Индустрии». Нефть не нуждается в переработке, а это значит, что она не наносит переработкой вреда экологии. Производитель перед началом проек­тирования такой электростанции делает анализ добываемой на месте сырой нефти – и проект электростанции уже разрабатывают строго в соответствии с химическим составом нефти, под нее же закупают оборудование.

«Электростанции на тяжелых видах топлива, как правило, делаются на базе морских двигателей. А они не требуют замены масла, оно нужно только на долив. Это значит, что электростанции, работающие от сырой нефти, почти не оставляют углеродного следа. То есть он ничтожно мал. Да, такие двигатели дороже, но они надежнее, долговечнее и экономический эффект от них гораздо выше», – заявляет И. Богданов.

Деньги или экология

Электростанции, работающие на природном газе, считаются наиболее экологичными. По крайней мере об этом заявляют с высоких трибун. Собеседник «Смарт-Партнер Индустрии» опять не согласен с выступающими. «О газовой энергетике нельзя говорить как об энергетике экологически чистой. Но можно говорить как о дешевой. Если рассмотреть вопрос стоимости топлива, то природный газ, конечно, является самым дешевым. Но этот фактор не дает газопоршневым станциям преимуществ, так как на большей части удаленных территорий России газа нет. И вообще сравнивать газовые и дизельные электростанции некорректно – это разные виды оборудования и назначение у них разное», – рассуждает И. Богданов.

Он говорит, что сейчас идет битва не за экологию, а за деньги. Именно конечная цена энергии стала ключевым фактором в битве энергий. Сейчас самое дорогое топливо – дизельное, оно почти в 2 раза дороже, чем нефть и мазут. И оно, согласно современным требованиям, признано самым неэкологичным и при этом самым экономичным при обслуживании станции. Но фактор экологичности внезапно стал одним из самых главных при выборе станции, вырабатывающей энергию. Ведущие производители сегодня работают не только над вопросами снижения конечной стоимости продукции и энергии в целом, над работоспособностью и долго­вечностью, но и над снижением уровня экологического ущерба. Все чаще говорят об углеродном следе, и теперь, чтобы его уменьшить, оборудование планируют перевести на водородное топливо. По мнению эксперта, этот переход – еще одна попытка заработать.

(766).jpg

«Процесс перехода к водородной энергетике очень непростой. Во-первых, в природе водород в чистом виде не встречается, а значит, его надо производить. Во-вторых, сторонники чистой энергетики умудрились даже водород поделить на несколько видов – зеленый, голубой и даже коричневый. От этого разделения проще не стало, да и производить водорода не стали больше», – говорит И. Богданов.

Но главное – производители дальше разговоров пока не ушли. В мире еще нет промышленного оборудования, которое бы стабильно работало на водороде. А это значит, говорит на прощание эксперт, надо развивать то, что есть. Не технологии будущего, а технологии работающие.
«Производители генераторных установок уже смогли добиться вполне приемлемых показателей по выбросам вредных веществ и от дизель-генераторных установок, в том числе использующих в качестве топлива мазут или сырую нефть», – резюмирует он.

(1443).jpg

[~DETAIL_TEXT] =>

Рождение энергии

О четвертом энергопереходе, после которого мир будет потреблять только чистую энергию из возобновляемых источников, И. Богданов говорит охотно и образно. По его словам, новый, зеленый мир прекрасен, но фантастичен, потому что современные ТЭЦ, промышленные предприятия или заводы не могут работать от ветра, солнца или даже дров.

«Сегодня зеленую энергетику продвигают, постоянно говорят о необходимос­ти внедрения возобновляемых источников энергии. Но реальному сектору экономики нужны не слова, а надежная система энергоснабжения, которая будет работать при любых условиях. А еще, чтобы поддержать традиционную энергетику, нужно стабилизировать цены на металл», – говорит бизнесмен.

(507).jpg

Разговор о будущем энергетики идет на складе завода под Санкт-Петербургом. Здесь, на стеллажах, хранится запас металла, который используется для строительства электростанций.

«Энергия рождается в строгом соответствии с конструкторской документацией» – так И. Богданов охарактеризовал процесс сборки блочно-модульных конструкций. На деле это выглядит не столь романтично, но все равно завораживающе: кран-балка опускает металлические балки на заранее подготовленное основание. Часть балок становятся несущими конструкциями, часть – ограждающими, их под брызги сварки соединяют, швы зачищают – и блок-модуль отправляют в покрасочную камеру. «Если не хотите испортить пальто, не входите». – И. Богданов задерживает меня на входе в павильон, в котором чуть теплее, чем в остальных помещениях завода. Оказывается, лакокрасочное покрытие легко наносится именно при такой повышенной температуре и данный температурный режим лишает поверхность возможности остаться непрокрашенной. Красят блок-модуль так: краску распыляют на поверхности как снаружи, так и внутри. Поэтому взвеси краски оседают не только на стенах, но и на пальто случайных зрителей. Главное достоинство такого способа окрашивания – противостояние даже химическому воздействию и долговечность защиты от коррозии металла.

«Электростанции работают в тяжелых климатических условиях. Если краска облезет, то блок-модуль потеряет несущую способность. Эта технология позволяет нам не стыдиться продукции, которая была произведена даже 15 лет назад», – говорит И. Богданов и ведет дальше по технологической цепочке, по которой и движется блок-модуль с момента сборки. Хотя пока блок-модуль – это бездушный параллелепипед. Но после внедрения в него систем жизнеобеспечения – установок вентиляции и отопления, охранно-пожарной сигнализации и контроллеров загазованности – он получит душу. Кстати, под электронику отдана большая часть пространства, а вот человеку предназначается меньшая часть. Сейчас на пике спроса – электростанции автономные, способные работать под удаленным контролем. Однако спрос на такие модели подстегнула не пандемия, а влияние экономики: оплачивать труд человека, который бы следил за исправностью аппаратуры, – лишние расходы.

Уйти не прощаясь: дизель, газ, нефть и импортозамещение

У любой электростанции есть сердце, продолжает бизнесмен. И даже показывает это самое сердце – огромный агрегат из труб в несколько десятков метров.

«Это генераторная установка. Она состоит из двигателя, он соединен с генератором и панелью управления. Это все – энергетическое сердце электростанции. Долговечность и надежность работы всей установки зависят от двигателя», – говорит И. Богданов.

(730).jpg

Сейчас на заводе используют две модели генераторных установок, но обе они иностранного производства. Английский Cummins работает на газе и дизеле, а установка Hyundai Heavy Industries произведена в Корее, она способна преобразовывать в энергию газовое, дизельное или тяжелое топливо.

«Да, за последний год стоимость иностранной продукции, конечно, выросла. Но перейти на отечественные технологии невозможно. Потому что в России вообще нет технологий, обеспечивающих надежность на необходимом уровне. Нужна генераторная установка, единичная мощность которой превышает 1 МВт, но оборудование с такими параметрами КПД, ресурса, конечной стоимости и мощности у российских производителей найти не удалось», – продолжает И. Богданов.

Дизель-генераторные установки малой мощности (до 500 кВт) приобрести у российских производителей возможно. Но оборудование на базе российского двигателя не обходится дешевле. «То есть купить можно чуть дешевле, но из-за необходимости замены комплектующих на отечественные аналоги вопрос приобретает совсем другую остроту», – продолжает эксперт.

Однако использование импортируемых генераторных установок не превращает электростанцию в продукцию от импортного производителя, Дело в том, что генераторная установка – лишь 45% от всей конструкции, остальные 55% – блок-модуль и системы жизнеобеспечения – производят на заводе под Санкт-Петербургом на основании собственных конструкторских разработок.

И главное отличие иностранных электро­станций от российских – ориентированность на возобновляемые источники энергии. Иностранцы активно разрабатывают новые технологии и готовятся к четвертому энергопереходу, а российские производители, в отличие от коллег, считают, что солнце и ветер не могут обеспечить работоспособность предприя­тий и заводов на пиковых нагрузках: электростанция не только должна давать постоянный объем энергии, но от нее требуются и огромные пусковые токи, большой объем энергии. «Ветрогенерация не может вырабатывать энергию, когда нет ветра и даже когда ветер очень сильный. То есть ей нужна стабильность. Солнечная энергетика имеет такие же недостатки», – продолжает эксперт.

Электростанция, работающая от любой товарной сырой нефти, не только способна производить энергию при любой погоде, но и не оставляет углеродного следа, а значит, имеет право на существование в мире зеленых технологий, продолжает собеседник «Смарт-Партнер Индустрии». Нефть не нуждается в переработке, а это значит, что она не наносит переработкой вреда экологии. Производитель перед началом проек­тирования такой электростанции делает анализ добываемой на месте сырой нефти – и проект электростанции уже разрабатывают строго в соответствии с химическим составом нефти, под нее же закупают оборудование.

«Электростанции на тяжелых видах топлива, как правило, делаются на базе морских двигателей. А они не требуют замены масла, оно нужно только на долив. Это значит, что электростанции, работающие от сырой нефти, почти не оставляют углеродного следа. То есть он ничтожно мал. Да, такие двигатели дороже, но они надежнее, долговечнее и экономический эффект от них гораздо выше», – заявляет И. Богданов.

Деньги или экология

Электростанции, работающие на природном газе, считаются наиболее экологичными. По крайней мере об этом заявляют с высоких трибун. Собеседник «Смарт-Партнер Индустрии» опять не согласен с выступающими. «О газовой энергетике нельзя говорить как об энергетике экологически чистой. Но можно говорить как о дешевой. Если рассмотреть вопрос стоимости топлива, то природный газ, конечно, является самым дешевым. Но этот фактор не дает газопоршневым станциям преимуществ, так как на большей части удаленных территорий России газа нет. И вообще сравнивать газовые и дизельные электростанции некорректно – это разные виды оборудования и назначение у них разное», – рассуждает И. Богданов.

Он говорит, что сейчас идет битва не за экологию, а за деньги. Именно конечная цена энергии стала ключевым фактором в битве энергий. Сейчас самое дорогое топливо – дизельное, оно почти в 2 раза дороже, чем нефть и мазут. И оно, согласно современным требованиям, признано самым неэкологичным и при этом самым экономичным при обслуживании станции. Но фактор экологичности внезапно стал одним из самых главных при выборе станции, вырабатывающей энергию. Ведущие производители сегодня работают не только над вопросами снижения конечной стоимости продукции и энергии в целом, над работоспособностью и долго­вечностью, но и над снижением уровня экологического ущерба. Все чаще говорят об углеродном следе, и теперь, чтобы его уменьшить, оборудование планируют перевести на водородное топливо. По мнению эксперта, этот переход – еще одна попытка заработать.

(766).jpg

«Процесс перехода к водородной энергетике очень непростой. Во-первых, в природе водород в чистом виде не встречается, а значит, его надо производить. Во-вторых, сторонники чистой энергетики умудрились даже водород поделить на несколько видов – зеленый, голубой и даже коричневый. От этого разделения проще не стало, да и производить водорода не стали больше», – говорит И. Богданов.

Но главное – производители дальше разговоров пока не ушли. В мире еще нет промышленного оборудования, которое бы стабильно работало на водороде. А это значит, говорит на прощание эксперт, надо развивать то, что есть. Не технологии будущего, а технологии работающие.
«Производители генераторных установок уже смогли добиться вполне приемлемых показателей по выбросам вредных веществ и от дизель-генераторных установок, в том числе использующих в качестве топлива мазут или сырую нефть», – резюмирует он.

(1443).jpg

[DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 254 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-11 18:29:27.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 653 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 354719 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d54 [FILE_NAME] => (889).jpg [ORIGINAL_NAME] => (889).jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 1715b1aac3f715e57cdd8d664abe7aab [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d54/%28889%29.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/d54/(889).jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/d54/%28889%29.jpg [ALT] => Углеродный след и громкие заявления [TITLE] => Углеродный след и громкие заявления ) [~DETAIL_PICTURE] => 254 [DATE_ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 10:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 10:00:00 [ID] => 146 [~ID] => 146 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [TIMESTAMP_X] => 11.11.2021 18:29:27 [~TIMESTAMP_X] => 11.11.2021 18:29:27 [ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 10:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 10:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /region/obzory/uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /region/obzory/uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /region/obzory/uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /region/obzory/uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya [~CODE] => uglerodnyy-sled-i-gromkie-zayavleniya [EXTERNAL_ID] => 146 [~EXTERNAL_ID] => 146 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца. [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Углеродный след и громкие заявления [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Углеродный след и громкие заявления [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 146 [NAME] => Углеродный след и громкие заявления [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу
ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца. [DETAIL_TEXT] =>

Рождение энергии

О четвертом энергопереходе, после которого мир будет потреблять только чистую энергию из возобновляемых источников, И. Богданов говорит охотно и образно. По его словам, новый, зеленый мир прекрасен, но фантастичен, потому что современные ТЭЦ, промышленные предприятия или заводы не могут работать от ветра, солнца или даже дров.

«Сегодня зеленую энергетику продвигают, постоянно говорят о необходимос­ти внедрения возобновляемых источников энергии. Но реальному сектору экономики нужны не слова, а надежная система энергоснабжения, которая будет работать при любых условиях. А еще, чтобы поддержать традиционную энергетику, нужно стабилизировать цены на металл», – говорит бизнесмен.

(507).jpg

Разговор о будущем энергетики идет на складе завода под Санкт-Петербургом. Здесь, на стеллажах, хранится запас металла, который используется для строительства электростанций.

«Энергия рождается в строгом соответствии с конструкторской документацией» – так И. Богданов охарактеризовал процесс сборки блочно-модульных конструкций. На деле это выглядит не столь романтично, но все равно завораживающе: кран-балка опускает металлические балки на заранее подготовленное основание. Часть балок становятся несущими конструкциями, часть – ограждающими, их под брызги сварки соединяют, швы зачищают – и блок-модуль отправляют в покрасочную камеру. «Если не хотите испортить пальто, не входите». – И. Богданов задерживает меня на входе в павильон, в котором чуть теплее, чем в остальных помещениях завода. Оказывается, лакокрасочное покрытие легко наносится именно при такой повышенной температуре и данный температурный режим лишает поверхность возможности остаться непрокрашенной. Красят блок-модуль так: краску распыляют на поверхности как снаружи, так и внутри. Поэтому взвеси краски оседают не только на стенах, но и на пальто случайных зрителей. Главное достоинство такого способа окрашивания – противостояние даже химическому воздействию и долговечность защиты от коррозии металла.

«Электростанции работают в тяжелых климатических условиях. Если краска облезет, то блок-модуль потеряет несущую способность. Эта технология позволяет нам не стыдиться продукции, которая была произведена даже 15 лет назад», – говорит И. Богданов и ведет дальше по технологической цепочке, по которой и движется блок-модуль с момента сборки. Хотя пока блок-модуль – это бездушный параллелепипед. Но после внедрения в него систем жизнеобеспечения – установок вентиляции и отопления, охранно-пожарной сигнализации и контроллеров загазованности – он получит душу. Кстати, под электронику отдана большая часть пространства, а вот человеку предназначается меньшая часть. Сейчас на пике спроса – электростанции автономные, способные работать под удаленным контролем. Однако спрос на такие модели подстегнула не пандемия, а влияние экономики: оплачивать труд человека, который бы следил за исправностью аппаратуры, – лишние расходы.

Уйти не прощаясь: дизель, газ, нефть и импортозамещение

У любой электростанции есть сердце, продолжает бизнесмен. И даже показывает это самое сердце – огромный агрегат из труб в несколько десятков метров.

«Это генераторная установка. Она состоит из двигателя, он соединен с генератором и панелью управления. Это все – энергетическое сердце электростанции. Долговечность и надежность работы всей установки зависят от двигателя», – говорит И. Богданов.

(730).jpg

Сейчас на заводе используют две модели генераторных установок, но обе они иностранного производства. Английский Cummins работает на газе и дизеле, а установка Hyundai Heavy Industries произведена в Корее, она способна преобразовывать в энергию газовое, дизельное или тяжелое топливо.

«Да, за последний год стоимость иностранной продукции, конечно, выросла. Но перейти на отечественные технологии невозможно. Потому что в России вообще нет технологий, обеспечивающих надежность на необходимом уровне. Нужна генераторная установка, единичная мощность которой превышает 1 МВт, но оборудование с такими параметрами КПД, ресурса, конечной стоимости и мощности у российских производителей найти не удалось», – продолжает И. Богданов.

Дизель-генераторные установки малой мощности (до 500 кВт) приобрести у российских производителей возможно. Но оборудование на базе российского двигателя не обходится дешевле. «То есть купить можно чуть дешевле, но из-за необходимости замены комплектующих на отечественные аналоги вопрос приобретает совсем другую остроту», – продолжает эксперт.

Однако использование импортируемых генераторных установок не превращает электростанцию в продукцию от импортного производителя, Дело в том, что генераторная установка – лишь 45% от всей конструкции, остальные 55% – блок-модуль и системы жизнеобеспечения – производят на заводе под Санкт-Петербургом на основании собственных конструкторских разработок.

И главное отличие иностранных электро­станций от российских – ориентированность на возобновляемые источники энергии. Иностранцы активно разрабатывают новые технологии и готовятся к четвертому энергопереходу, а российские производители, в отличие от коллег, считают, что солнце и ветер не могут обеспечить работоспособность предприя­тий и заводов на пиковых нагрузках: электростанция не только должна давать постоянный объем энергии, но от нее требуются и огромные пусковые токи, большой объем энергии. «Ветрогенерация не может вырабатывать энергию, когда нет ветра и даже когда ветер очень сильный. То есть ей нужна стабильность. Солнечная энергетика имеет такие же недостатки», – продолжает эксперт.

Электростанция, работающая от любой товарной сырой нефти, не только способна производить энергию при любой погоде, но и не оставляет углеродного следа, а значит, имеет право на существование в мире зеленых технологий, продолжает собеседник «Смарт-Партнер Индустрии». Нефть не нуждается в переработке, а это значит, что она не наносит переработкой вреда экологии. Производитель перед началом проек­тирования такой электростанции делает анализ добываемой на месте сырой нефти – и проект электростанции уже разрабатывают строго в соответствии с химическим составом нефти, под нее же закупают оборудование.

«Электростанции на тяжелых видах топлива, как правило, делаются на базе морских двигателей. А они не требуют замены масла, оно нужно только на долив. Это значит, что электростанции, работающие от сырой нефти, почти не оставляют углеродного следа. То есть он ничтожно мал. Да, такие двигатели дороже, но они надежнее, долговечнее и экономический эффект от них гораздо выше», – заявляет И. Богданов.

Деньги или экология

Электростанции, работающие на природном газе, считаются наиболее экологичными. По крайней мере об этом заявляют с высоких трибун. Собеседник «Смарт-Партнер Индустрии» опять не согласен с выступающими. «О газовой энергетике нельзя говорить как об энергетике экологически чистой. Но можно говорить как о дешевой. Если рассмотреть вопрос стоимости топлива, то природный газ, конечно, является самым дешевым. Но этот фактор не дает газопоршневым станциям преимуществ, так как на большей части удаленных территорий России газа нет. И вообще сравнивать газовые и дизельные электростанции некорректно – это разные виды оборудования и назначение у них разное», – рассуждает И. Богданов.

Он говорит, что сейчас идет битва не за экологию, а за деньги. Именно конечная цена энергии стала ключевым фактором в битве энергий. Сейчас самое дорогое топливо – дизельное, оно почти в 2 раза дороже, чем нефть и мазут. И оно, согласно современным требованиям, признано самым неэкологичным и при этом самым экономичным при обслуживании станции. Но фактор экологичности внезапно стал одним из самых главных при выборе станции, вырабатывающей энергию. Ведущие производители сегодня работают не только над вопросами снижения конечной стоимости продукции и энергии в целом, над работоспособностью и долго­вечностью, но и над снижением уровня экологического ущерба. Все чаще говорят об углеродном следе, и теперь, чтобы его уменьшить, оборудование планируют перевести на водородное топливо. По мнению эксперта, этот переход – еще одна попытка заработать.

(766).jpg

«Процесс перехода к водородной энергетике очень непростой. Во-первых, в природе водород в чистом виде не встречается, а значит, его надо производить. Во-вторых, сторонники чистой энергетики умудрились даже водород поделить на несколько видов – зеленый, голубой и даже коричневый. От этого разделения проще не стало, да и производить водорода не стали больше», – говорит И. Богданов.

Но главное – производители дальше разговоров пока не ушли. В мире еще нет промышленного оборудования, которое бы стабильно работало на водороде. А это значит, говорит на прощание эксперт, надо развивать то, что есть. Не технологии будущего, а технологии работающие.
«Производители генераторных установок уже смогли добиться вполне приемлемых показателей по выбросам вредных веществ и от дизель-генераторных установок, в том числе использующих в качестве топлива мазут или сырую нефть», – резюмирует он.

(1443).jpg

[DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 254 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-11 18:29:27.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 653 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 354719 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d54 [FILE_NAME] => (889).jpg [ORIGINAL_NAME] => (889).jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 1715b1aac3f715e57cdd8d664abe7aab [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d54/%28889%29.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/d54/(889).jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/d54/%28889%29.jpg [ALT] => Углеродный след и громкие заявления [TITLE] => Углеродный след и громкие заявления ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 12.11.2021 10:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 302 [VALUE] => Алена Алешина [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Алена Алешина [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 303 [VALUE] => 255 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 255 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 304 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [MORE_PHOTO] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => [~SERVER_NAME] => ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 79 [~ID] => 79 [CODE] => region [~CODE] => region [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Регион [~NAME] => Регион [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /region/ [~SECTION_PAGE_URL] => /region/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Регион [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Регион [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Регион ) ) [1] => Array ( [ID] => 93 [~ID] => 93 [CODE] => obzory [~CODE] => obzory [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 79 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 79 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Обзоры [~NAME] => Обзоры [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /region/obzory/ [~SECTION_PAGE_URL] => /region/obzory/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Обзоры [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Обзоры ) ) ) ) [SECTION_URL] => /region/obzory/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [ELEMENT_CHAIN] => Углеродный след и громкие заявления [BROWSER_TITLE] => Углеродный след и громкие заявления [KEYWORDS] => Углеродный след и громкие заявления [DESCRIPTION] => К 2040 году, то есть менее чем через 20 лет, потребление энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками, увеличится на 93% – такой прогноз дает аналитический центр при правительстве РФ. Около 50% прироста всего потребления энергии будут давать не нефтепродукты и даже не атом или газ, а возобновляемые источники энергии – солнце и ветер. Однако собеседник «Смарт-Партнер Индустрии», директор по маркетингу ООО «НГ-Энерго» Игорь Богданов заявлениям ученых и экономистов не верит. В последние 15 лет он трудится на предприятии под Санкт-Петербургом, которое производит электростанции, работающие на тяжелых видах топлива (мазуте и нефти), а также на газе. Он заявляет: технику, которая рассчитана на работу в условиях Крайнего Севера, нельзя заменить установками, работающими от ветра или солнца. ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар