Металлургия: зарницы счастья от инноваций

Металлургия: зарницы счастья от инноваций

09.09.2021 10:00:00 Автор: Александр Солнцев
Металлургия: зарницы счастья  от инноваций

Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность?




Тучные годы могут смениться тучами

Одни из самых серьезных рисков сейчас – это то, насколько конкурентоспособными окажутся российские металлурги, когда начнут действовать пограничные тарифы ЕС на выбросы углерода. По данным Reuters, в ЕС планируют ввести сборы на выбросы углерода для импорта целого ряда товаров, включая сталь, цемент и электричество, в полном объеме с 2026 года, а переходный период, как ожидается, введут с 2023-го, если верить информации Bloomberg News. Правда, как уточняет источник, в проект документа перед его публикацией могут быть внесены изменения.

Не будем сопоставлять данные о том, что всего один вулкан, недавно проснувшийся в Африке, выбросил углекислого газа в атмосферу больше, чем все человечество в течение 3 лет. Обойдем и вопрос о том, что главные борцы с глобальным потеплением – Британия и Германия – проводят неоднозначную политику: первая одобрила строительство новой шахты, которая в ближайшие полвека будет производить кокс, а вторая не только выделила новые участки для добычи угля, но и ввела в 2020 году в строй новую ТЭЦ мощностью 1,1 ГВт. Не будем обсуждать также и то, насколько курс на декарбонизацию экономики ЕС соответствует правилам ВТО. Просто примем зеленую проблематику такой, как есть, и попытаемся оценить связанные с ней риски.

Данную проблематику недавно обсуждали в рамках XVIII Международного металлургического саммита. «Стальная промышленность очень достойно отвечает на эти вызовы. Тем не менее тема декарбонизации металлургической отрасли и нашей стальной продукции очень актуальна. Мы входим в серьезный трансформационный период, который потребует значительных инвестиций», – сказал председатель совета директоров Трубной металлургической компании (ТМК), член наблюдательного совета ассоциации «Русская сталь» Дмитрий Пумпянский. По его словам, фактор декарбонизации окажет серьезное влияние на конкурентоспособность российской стальной продукции.

Правда, не случайно сколько-нибудь существенные перемены ожидаются только после 2022 года, ведь до этого в ЕС прог­нозируют (на фазе выхода из пандемии) сохранение дефицита предложения черных металлов, сообщил менеджер по ценовой политике и прогнозированию Tata Steel Europe Крис Вуффиндин во время вебинара, организованного компанией Eurometal. Ведь перезапущенные мощнос­ти в данный момент оказались в состоянии обслужить только ранее согласованные контракты, а все остальные заказчики становятся в очередь, чего в последние 10 лет не наблюдалось. Из-за несбалансированного спроса и предложения цены в ЕС и США достигли исторического максимума. И снижения, во всяком случае в 2021 году, не ожидается. Одна из причин – риски, связанные с ожидаемыми сокращениями инвестиций банков в металлургию в русле политики на декарбонизацию. Уже сейчас наблюдается некоторая напряженность на европейском рынке из-за того, что там некоторые игроки уже испытали проблемы с финансированием, необходимым для восстановления выпуска продукции в мире на доковидном уровне. Британское аналитическое агентство MEPS International Ltd. отметило, что кредитные лимиты и финансирование в черной металлургии становятся главной темой дня. В частности, ряд трейдеров-импортеров исчерпали свои кредитные линии и попросили конечных клиентов получить аккредитивы.

В РФ ситуация выглядит несколько иначе. Аналитики ИА «Финам» пришли к выводу о том, что предыдущий инвес­тиционный цикл отечественных металлургических предприятий остался в прош­лом, а до следующей большой модернизации есть еще несколько лет. Причем ведущие российские игроки имеют сейчас чрезвычайно низкую долговую нагрузку. Формируемый свободный денежный поток на 100% ежеквартально направляется ими на дивиденды, благодаря чему удается поддерживать высокую дивидендную доходность акций. При этом капитализация предприятий по основным мультипликаторам фундаментально недооценена относительно зарубежных конкурентов. Поэтому их ценные бумаги сейчас надежны, доходны и обладают потенциалом для дальнейшего роста.

Доходы металлургов попали в поле зрения ФАС России: 10–11 июня состоялись три комиссии по делам о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ПАО «ММК», ПАО «Северсталь» и ПАО «НЛМК» – за монопольно высокие цены на металлопродукцию. Цены на внутреннем рынке на черные металлы в мае 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го выросли на 35,3%, сообщил Росстат, а на изделия из них – на 20–30%.

Если подозрения ФАС России подтвердятся, то российские производители черных металлов могут получить требование уплатить государству дополнительный налог в размере 100 млрд руб. При этом нет задачи отобрать у них деньги, как сказал первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Однако в правительстве могут потребовать установить в счет этого цены на продукцию в рамках госпроектов, а также для строительства жилья на более низком уровне. Причем холдинги Evraz и «Металлоинвест» уже добровольно согласились поставлять рельсы для ОАО «РЖД» и изделия по госконт­рактам по более низким расценкам.

Не исключено, что металлурги могут выторговать у государства индульгенцию и в несколько ином формате, ведь им было бы весьма кстати сейчас вложиться в очередной этап модернизации производства, связанного с улучшением экологических параметров, чтобы снизить в дальнейшем риски, связанные с декарбонизацией экономики ЕС.

По данным РСПП, российские металлурги в 2021 году обещали направить на модернизацию цехов 300 млрд руб. инвестиций – соответственно их объем достигнет максимального показателя за прошедшие 20 лет. Например, в ПАО «Северсталь» вкладываются в реконст­рукцию стана горячей прокатки, строительство нового сортопроволочного стана, приобретение для СМЦ-Колпино высокоточного режущего и вспомогательного оборудования, а также в расширение линий по выпуску изделий для ОАО «РЖД» (включая рельсовые скрепления Vossloh) на площадках завода «Северсталь-метиз». В ПАО «ММК» инвестировали в оборудование для наращивания выпуска премиального проката с полимерным покрытием. В ПАО «ЧТПЗ» – в закупку аппаратуры для улучшения контроля дефектов проката, идущего на трубы большого диаметра. Как видим, средства металлурги сейчас направляют в основном на улучшение технологии обработки металла и контроля за качеством этого процесса.

Деньги с карбоновым следом

Как отметил директор ассоциации WorldSteel по безопасности и окружающей среде Эндрю Пурвис, на эволюцию, к которой подталкивает декарбонизация, металлурги должны основательно потратиться. Это значит, что, во-первых, должна быть внедрена новая четырехуровневая методика повышения эффективности в промышленности для минимизации выбросов СО2. Во-вторых, следует увеличивать выпуск стали из лома. А в-третьих, что самое существенное, внедрить целый портфель технологий – начиная с использования возобновляемой энергии, перехода на водородное восстановление железа с применением электролиза до строительства установок для улавливания и хранения CO2.

Как признают в WorldSteel, сталь, произведенная с применением новых технологий, будет стоить дороже. «Поэтому важно, чтобы политики в переходный период способствовали трансформации отрасли, а не препятствовали притоку в нее масштабных инвестиций, необходимых для создания сталелитейной промышленности, отвечающей вызовам XXI века», – отметил Э. Пурвис. Проблема сейчас состоит в том, что европейские банки пока не горят желанием кредитовать проекты, которые выведут на рынок более дорогую зеленую сталь одновременно с тем, как на нем будет присутствовать более дешевая продукция с высоким углеродным следом.

«Климатически ориентированная политика влияет и на инвесторов, которых во многих странах активно подталкивают к дивестициям из секторов ископаемого топлива», – уточнил аналитик компании EY. По его словам, например, крупнейшая финансовая корпорация Black Rock уже заявила, что планирует выводить инвестиции из компаний, которые не делают шагов к углеродной нейтральности к 2050 году. А по данным Reuters, Всемирный банк может расширить свою стратегию по борьбе с изменением климата, исключив финансирование ряда проектов. Привлечение капитала в металлургию в перспективе может усложниться. Появились даже опасения снижения рыночной капитализации компаний, в продукции которых имеется высокий карбоновый след.

Вот почему в WorldSteel намекают на то, что средства от пограничных тарифов неплохо было бы использовать на субсидирование продвинутых по части экологии компаний. И здесь возникает для РФ неприятный нюанс: например, в ЕС подобные сборы планируют брать с поставщиков из других стран, а дотации – предоставить своим предприятиям.

Первые признаки рисков того, что ряд крупных потребителей металлов начнут становиться на зеленые рельсы, уже проявились. Скажем, концерны Volkswagen и Toyota продекларировали намерение полностью исключить выбросы CO2 из своего производственного цикла. Это означает, что они также будут оказывать давление на поставщиков металлоизделий, поскольку собираются покупать у них, по крайней мере после 2050 года, только углеродно-нейтральный металл.

Инвестиции в металл готовятся зазеленеть или расцвести

Нельзя сказать, что в РФ нет подвижек в зеленом направлении. В частности, компания «Металлоинвест» заявила о намерениях поэтапно сокращать выбросы СО2 и к 2050 году практически дос­тичь углеродной нейтральности. В ТМК в 2006–2019 гг. заводы перешли на более эффективное электросталеплавильное производство, работающее на потреблении вторичного сырья – металлолома. Внедрены современные системы газо­очистки. Эти и другие меры позволили на текущий момент вдвое сократить выбросы парниковых газов. Дальнейшие меры по снижению их объемов войдут в обновленную стратегию ТМК до 2030 года.

В группе «Евраз» договорились с ОАО «РЖД» объединить усилия, направленные на сокращение выбросов парниковых газов, за счет производства и использования рельсовой продукции из стали с пониженным уровнем углеродного следа. Это означает, что РЖД предполагается поставить в 2023 году зеленые рельсы, при производстве которых эмиссия CO2 на 1 т продукции будет ниже на 75% по сравнению с традиционной доменно-конвертерной технологией. Для этого планируется модернизация электросталеплавильного производства на ЗСМК.

В ММК углеродный налог ЕС назвали серьезным вызовом для металлургов.

И для того, чтобы остаться на этом рынке, придется вкладывать дополнительные инвестиции. «Это простимулирует металлургию вкладывать в новые технологии», – заявил генеральный директор ММК Павел Шиляев на ПМЭФ-2021.

В рамках трансформации отрасли могут потребоваться специальные меры (включая разработку новых углеродистых марок стали и стандартов), перестройка технологических процессов. Предстоит договориться о порядке выпуска экологических сертификатов и практике заключения контрактов на разницу цен (CFD-контрактов). Решения соответственно предстоит зафиксировать в виде межправительственных соглашений.

Если РФ и ЕС не удастся договориться, что российские экспортеры будут вкладываться в определенные проекты по сокращению выбросов парниковых газов, реализуемые на российской территории, то можно ожидать, что и в РФ примут симметричное регулирование для продукции, импортируемой из стран ЕС, полагают эксперты. В любом случае черные металлы и продукция из них, поставляемая из России в страны ЕС, станут дороже. Могут обостриться и вопросы, связанные с инвестициями в проекты модернизации предприятий российской металлургии и металлообработки в отдаленной перспективе. Все эти риски должны быть учтены в обновленной стратегии развития отрасли на государственном уровне. Пока же на эту тему представлены в основном локальные проекты участников рынка. Однако пока не очень понятно, как под них будут обес­печены капиталовложения.

Практика показывает, что выйти на обозначенные параметры можно. И уже есть примеры на данную тему в сфере выпуска цветных металлов. Например, АО «Русал» начало тестовые поставки алюминия с самым низким в мире углеродным следом благодаря внедрению технологии на электролизерах с инертным анодом.

К 2025 году в России может появиться первый меткомбинат с зелеными технологиями. Проект, по данным KPMG, стоимостью 150 млрд руб. реализует ООО «Эколант» (входит в ОМК). Выплавка будет производиться из железорудного сырья с использованием водорода, который будут получать из природного газа. Поскольку не все оборудование выпускается в РФ, то к оснащению производства пришлось привлекать не только российских, но и зарубежных поставщиков.

В частности, установки металлизации железа, блюмовой машины непрерывной разливки стали и установки газоочистки для «Эколанта» будут от итальянской компании Danieli, а слябовая машина – от австрийской Primetals Technologies.

Столь сложные и затратные проекты требуют особых схем финансирования. Соответственно, как пояснил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, Минпромторг в конце прошлого года принял решение о проведении открытого конкурсного отбора на заключение специального инвестиционного контракта.

В итоге участие в кредитовании строительства обеспечит ВЭБ.РФ в партнерстве со Сбером и банком «Открытие» с использованием механизма «фабрика проектного финансирования», сообщили в рамках ПМЭФ-2021. Это значит, что в синдикате доля каждого из его участников составит по 40 млрд руб. и еще не менее 40 млрд руб. выделит инициатор проекта.

Основным потребителем зеленой стали станет Выксунский завод ОМК. Соответственно он должен будет по цепочке реализовывать свои экологические проекты. Тогда и его трубы большого диаметра, железнодорожные колеса и толстолистовой прокат для судостроения также можно будет считать зелеными. Правда, по какой цене будут продавать подобную продукцию, пока не уточняется. Но за экологию, как обычно, платит потребитель.



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 37
    [~XML_ID] => 37
    [NAME] => Металлургия: зарницы счастья  от инноваций
    [~NAME] => Металлургия: зарницы счастья  от инноваций
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность?
[~PREVIEW_TEXT] => Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность? [DETAIL_TEXT] =>


Тучные годы могут смениться тучами

Одни из самых серьезных рисков сейчас – это то, насколько конкурентоспособными окажутся российские металлурги, когда начнут действовать пограничные тарифы ЕС на выбросы углерода. По данным Reuters, в ЕС планируют ввести сборы на выбросы углерода для импорта целого ряда товаров, включая сталь, цемент и электричество, в полном объеме с 2026 года, а переходный период, как ожидается, введут с 2023-го, если верить информации Bloomberg News. Правда, как уточняет источник, в проект документа перед его публикацией могут быть внесены изменения.

Не будем сопоставлять данные о том, что всего один вулкан, недавно проснувшийся в Африке, выбросил углекислого газа в атмосферу больше, чем все человечество в течение 3 лет. Обойдем и вопрос о том, что главные борцы с глобальным потеплением – Британия и Германия – проводят неоднозначную политику: первая одобрила строительство новой шахты, которая в ближайшие полвека будет производить кокс, а вторая не только выделила новые участки для добычи угля, но и ввела в 2020 году в строй новую ТЭЦ мощностью 1,1 ГВт. Не будем обсуждать также и то, насколько курс на декарбонизацию экономики ЕС соответствует правилам ВТО. Просто примем зеленую проблематику такой, как есть, и попытаемся оценить связанные с ней риски.

Данную проблематику недавно обсуждали в рамках XVIII Международного металлургического саммита. «Стальная промышленность очень достойно отвечает на эти вызовы. Тем не менее тема декарбонизации металлургической отрасли и нашей стальной продукции очень актуальна. Мы входим в серьезный трансформационный период, который потребует значительных инвестиций», – сказал председатель совета директоров Трубной металлургической компании (ТМК), член наблюдательного совета ассоциации «Русская сталь» Дмитрий Пумпянский. По его словам, фактор декарбонизации окажет серьезное влияние на конкурентоспособность российской стальной продукции.

Правда, не случайно сколько-нибудь существенные перемены ожидаются только после 2022 года, ведь до этого в ЕС прог­нозируют (на фазе выхода из пандемии) сохранение дефицита предложения черных металлов, сообщил менеджер по ценовой политике и прогнозированию Tata Steel Europe Крис Вуффиндин во время вебинара, организованного компанией Eurometal. Ведь перезапущенные мощнос­ти в данный момент оказались в состоянии обслужить только ранее согласованные контракты, а все остальные заказчики становятся в очередь, чего в последние 10 лет не наблюдалось. Из-за несбалансированного спроса и предложения цены в ЕС и США достигли исторического максимума. И снижения, во всяком случае в 2021 году, не ожидается. Одна из причин – риски, связанные с ожидаемыми сокращениями инвестиций банков в металлургию в русле политики на декарбонизацию. Уже сейчас наблюдается некоторая напряженность на европейском рынке из-за того, что там некоторые игроки уже испытали проблемы с финансированием, необходимым для восстановления выпуска продукции в мире на доковидном уровне. Британское аналитическое агентство MEPS International Ltd. отметило, что кредитные лимиты и финансирование в черной металлургии становятся главной темой дня. В частности, ряд трейдеров-импортеров исчерпали свои кредитные линии и попросили конечных клиентов получить аккредитивы.

В РФ ситуация выглядит несколько иначе. Аналитики ИА «Финам» пришли к выводу о том, что предыдущий инвес­тиционный цикл отечественных металлургических предприятий остался в прош­лом, а до следующей большой модернизации есть еще несколько лет. Причем ведущие российские игроки имеют сейчас чрезвычайно низкую долговую нагрузку. Формируемый свободный денежный поток на 100% ежеквартально направляется ими на дивиденды, благодаря чему удается поддерживать высокую дивидендную доходность акций. При этом капитализация предприятий по основным мультипликаторам фундаментально недооценена относительно зарубежных конкурентов. Поэтому их ценные бумаги сейчас надежны, доходны и обладают потенциалом для дальнейшего роста.

Доходы металлургов попали в поле зрения ФАС России: 10–11 июня состоялись три комиссии по делам о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ПАО «ММК», ПАО «Северсталь» и ПАО «НЛМК» – за монопольно высокие цены на металлопродукцию. Цены на внутреннем рынке на черные металлы в мае 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го выросли на 35,3%, сообщил Росстат, а на изделия из них – на 20–30%.

Если подозрения ФАС России подтвердятся, то российские производители черных металлов могут получить требование уплатить государству дополнительный налог в размере 100 млрд руб. При этом нет задачи отобрать у них деньги, как сказал первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Однако в правительстве могут потребовать установить в счет этого цены на продукцию в рамках госпроектов, а также для строительства жилья на более низком уровне. Причем холдинги Evraz и «Металлоинвест» уже добровольно согласились поставлять рельсы для ОАО «РЖД» и изделия по госконт­рактам по более низким расценкам.

Не исключено, что металлурги могут выторговать у государства индульгенцию и в несколько ином формате, ведь им было бы весьма кстати сейчас вложиться в очередной этап модернизации производства, связанного с улучшением экологических параметров, чтобы снизить в дальнейшем риски, связанные с декарбонизацией экономики ЕС.

По данным РСПП, российские металлурги в 2021 году обещали направить на модернизацию цехов 300 млрд руб. инвестиций – соответственно их объем достигнет максимального показателя за прошедшие 20 лет. Например, в ПАО «Северсталь» вкладываются в реконст­рукцию стана горячей прокатки, строительство нового сортопроволочного стана, приобретение для СМЦ-Колпино высокоточного режущего и вспомогательного оборудования, а также в расширение линий по выпуску изделий для ОАО «РЖД» (включая рельсовые скрепления Vossloh) на площадках завода «Северсталь-метиз». В ПАО «ММК» инвестировали в оборудование для наращивания выпуска премиального проката с полимерным покрытием. В ПАО «ЧТПЗ» – в закупку аппаратуры для улучшения контроля дефектов проката, идущего на трубы большого диаметра. Как видим, средства металлурги сейчас направляют в основном на улучшение технологии обработки металла и контроля за качеством этого процесса.

Деньги с карбоновым следом

Как отметил директор ассоциации WorldSteel по безопасности и окружающей среде Эндрю Пурвис, на эволюцию, к которой подталкивает декарбонизация, металлурги должны основательно потратиться. Это значит, что, во-первых, должна быть внедрена новая четырехуровневая методика повышения эффективности в промышленности для минимизации выбросов СО2. Во-вторых, следует увеличивать выпуск стали из лома. А в-третьих, что самое существенное, внедрить целый портфель технологий – начиная с использования возобновляемой энергии, перехода на водородное восстановление железа с применением электролиза до строительства установок для улавливания и хранения CO2.

Как признают в WorldSteel, сталь, произведенная с применением новых технологий, будет стоить дороже. «Поэтому важно, чтобы политики в переходный период способствовали трансформации отрасли, а не препятствовали притоку в нее масштабных инвестиций, необходимых для создания сталелитейной промышленности, отвечающей вызовам XXI века», – отметил Э. Пурвис. Проблема сейчас состоит в том, что европейские банки пока не горят желанием кредитовать проекты, которые выведут на рынок более дорогую зеленую сталь одновременно с тем, как на нем будет присутствовать более дешевая продукция с высоким углеродным следом.

«Климатически ориентированная политика влияет и на инвесторов, которых во многих странах активно подталкивают к дивестициям из секторов ископаемого топлива», – уточнил аналитик компании EY. По его словам, например, крупнейшая финансовая корпорация Black Rock уже заявила, что планирует выводить инвестиции из компаний, которые не делают шагов к углеродной нейтральности к 2050 году. А по данным Reuters, Всемирный банк может расширить свою стратегию по борьбе с изменением климата, исключив финансирование ряда проектов. Привлечение капитала в металлургию в перспективе может усложниться. Появились даже опасения снижения рыночной капитализации компаний, в продукции которых имеется высокий карбоновый след.

Вот почему в WorldSteel намекают на то, что средства от пограничных тарифов неплохо было бы использовать на субсидирование продвинутых по части экологии компаний. И здесь возникает для РФ неприятный нюанс: например, в ЕС подобные сборы планируют брать с поставщиков из других стран, а дотации – предоставить своим предприятиям.

Первые признаки рисков того, что ряд крупных потребителей металлов начнут становиться на зеленые рельсы, уже проявились. Скажем, концерны Volkswagen и Toyota продекларировали намерение полностью исключить выбросы CO2 из своего производственного цикла. Это означает, что они также будут оказывать давление на поставщиков металлоизделий, поскольку собираются покупать у них, по крайней мере после 2050 года, только углеродно-нейтральный металл.

Инвестиции в металл готовятся зазеленеть или расцвести

Нельзя сказать, что в РФ нет подвижек в зеленом направлении. В частности, компания «Металлоинвест» заявила о намерениях поэтапно сокращать выбросы СО2 и к 2050 году практически дос­тичь углеродной нейтральности. В ТМК в 2006–2019 гг. заводы перешли на более эффективное электросталеплавильное производство, работающее на потреблении вторичного сырья – металлолома. Внедрены современные системы газо­очистки. Эти и другие меры позволили на текущий момент вдвое сократить выбросы парниковых газов. Дальнейшие меры по снижению их объемов войдут в обновленную стратегию ТМК до 2030 года.

В группе «Евраз» договорились с ОАО «РЖД» объединить усилия, направленные на сокращение выбросов парниковых газов, за счет производства и использования рельсовой продукции из стали с пониженным уровнем углеродного следа. Это означает, что РЖД предполагается поставить в 2023 году зеленые рельсы, при производстве которых эмиссия CO2 на 1 т продукции будет ниже на 75% по сравнению с традиционной доменно-конвертерной технологией. Для этого планируется модернизация электросталеплавильного производства на ЗСМК.

В ММК углеродный налог ЕС назвали серьезным вызовом для металлургов.

И для того, чтобы остаться на этом рынке, придется вкладывать дополнительные инвестиции. «Это простимулирует металлургию вкладывать в новые технологии», – заявил генеральный директор ММК Павел Шиляев на ПМЭФ-2021.

В рамках трансформации отрасли могут потребоваться специальные меры (включая разработку новых углеродистых марок стали и стандартов), перестройка технологических процессов. Предстоит договориться о порядке выпуска экологических сертификатов и практике заключения контрактов на разницу цен (CFD-контрактов). Решения соответственно предстоит зафиксировать в виде межправительственных соглашений.

Если РФ и ЕС не удастся договориться, что российские экспортеры будут вкладываться в определенные проекты по сокращению выбросов парниковых газов, реализуемые на российской территории, то можно ожидать, что и в РФ примут симметричное регулирование для продукции, импортируемой из стран ЕС, полагают эксперты. В любом случае черные металлы и продукция из них, поставляемая из России в страны ЕС, станут дороже. Могут обостриться и вопросы, связанные с инвестициями в проекты модернизации предприятий российской металлургии и металлообработки в отдаленной перспективе. Все эти риски должны быть учтены в обновленной стратегии развития отрасли на государственном уровне. Пока же на эту тему представлены в основном локальные проекты участников рынка. Однако пока не очень понятно, как под них будут обес­печены капиталовложения.

Практика показывает, что выйти на обозначенные параметры можно. И уже есть примеры на данную тему в сфере выпуска цветных металлов. Например, АО «Русал» начало тестовые поставки алюминия с самым низким в мире углеродным следом благодаря внедрению технологии на электролизерах с инертным анодом.

К 2025 году в России может появиться первый меткомбинат с зелеными технологиями. Проект, по данным KPMG, стоимостью 150 млрд руб. реализует ООО «Эколант» (входит в ОМК). Выплавка будет производиться из железорудного сырья с использованием водорода, который будут получать из природного газа. Поскольку не все оборудование выпускается в РФ, то к оснащению производства пришлось привлекать не только российских, но и зарубежных поставщиков.

В частности, установки металлизации железа, блюмовой машины непрерывной разливки стали и установки газоочистки для «Эколанта» будут от итальянской компании Danieli, а слябовая машина – от австрийской Primetals Technologies.

Столь сложные и затратные проекты требуют особых схем финансирования. Соответственно, как пояснил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, Минпромторг в конце прошлого года принял решение о проведении открытого конкурсного отбора на заключение специального инвестиционного контракта.

В итоге участие в кредитовании строительства обеспечит ВЭБ.РФ в партнерстве со Сбером и банком «Открытие» с использованием механизма «фабрика проектного финансирования», сообщили в рамках ПМЭФ-2021. Это значит, что в синдикате доля каждого из его участников составит по 40 млрд руб. и еще не менее 40 млрд руб. выделит инициатор проекта.

Основным потребителем зеленой стали станет Выксунский завод ОМК. Соответственно он должен будет по цепочке реализовывать свои экологические проекты. Тогда и его трубы большого диаметра, железнодорожные колеса и толстолистовой прокат для судостроения также можно будет считать зелеными. Правда, по какой цене будут продавать подобную продукцию, пока не уточняется. Но за экологию, как обычно, платит потребитель. [~DETAIL_TEXT] =>


Тучные годы могут смениться тучами

Одни из самых серьезных рисков сейчас – это то, насколько конкурентоспособными окажутся российские металлурги, когда начнут действовать пограничные тарифы ЕС на выбросы углерода. По данным Reuters, в ЕС планируют ввести сборы на выбросы углерода для импорта целого ряда товаров, включая сталь, цемент и электричество, в полном объеме с 2026 года, а переходный период, как ожидается, введут с 2023-го, если верить информации Bloomberg News. Правда, как уточняет источник, в проект документа перед его публикацией могут быть внесены изменения.

Не будем сопоставлять данные о том, что всего один вулкан, недавно проснувшийся в Африке, выбросил углекислого газа в атмосферу больше, чем все человечество в течение 3 лет. Обойдем и вопрос о том, что главные борцы с глобальным потеплением – Британия и Германия – проводят неоднозначную политику: первая одобрила строительство новой шахты, которая в ближайшие полвека будет производить кокс, а вторая не только выделила новые участки для добычи угля, но и ввела в 2020 году в строй новую ТЭЦ мощностью 1,1 ГВт. Не будем обсуждать также и то, насколько курс на декарбонизацию экономики ЕС соответствует правилам ВТО. Просто примем зеленую проблематику такой, как есть, и попытаемся оценить связанные с ней риски.

Данную проблематику недавно обсуждали в рамках XVIII Международного металлургического саммита. «Стальная промышленность очень достойно отвечает на эти вызовы. Тем не менее тема декарбонизации металлургической отрасли и нашей стальной продукции очень актуальна. Мы входим в серьезный трансформационный период, который потребует значительных инвестиций», – сказал председатель совета директоров Трубной металлургической компании (ТМК), член наблюдательного совета ассоциации «Русская сталь» Дмитрий Пумпянский. По его словам, фактор декарбонизации окажет серьезное влияние на конкурентоспособность российской стальной продукции.

Правда, не случайно сколько-нибудь существенные перемены ожидаются только после 2022 года, ведь до этого в ЕС прог­нозируют (на фазе выхода из пандемии) сохранение дефицита предложения черных металлов, сообщил менеджер по ценовой политике и прогнозированию Tata Steel Europe Крис Вуффиндин во время вебинара, организованного компанией Eurometal. Ведь перезапущенные мощнос­ти в данный момент оказались в состоянии обслужить только ранее согласованные контракты, а все остальные заказчики становятся в очередь, чего в последние 10 лет не наблюдалось. Из-за несбалансированного спроса и предложения цены в ЕС и США достигли исторического максимума. И снижения, во всяком случае в 2021 году, не ожидается. Одна из причин – риски, связанные с ожидаемыми сокращениями инвестиций банков в металлургию в русле политики на декарбонизацию. Уже сейчас наблюдается некоторая напряженность на европейском рынке из-за того, что там некоторые игроки уже испытали проблемы с финансированием, необходимым для восстановления выпуска продукции в мире на доковидном уровне. Британское аналитическое агентство MEPS International Ltd. отметило, что кредитные лимиты и финансирование в черной металлургии становятся главной темой дня. В частности, ряд трейдеров-импортеров исчерпали свои кредитные линии и попросили конечных клиентов получить аккредитивы.

В РФ ситуация выглядит несколько иначе. Аналитики ИА «Финам» пришли к выводу о том, что предыдущий инвес­тиционный цикл отечественных металлургических предприятий остался в прош­лом, а до следующей большой модернизации есть еще несколько лет. Причем ведущие российские игроки имеют сейчас чрезвычайно низкую долговую нагрузку. Формируемый свободный денежный поток на 100% ежеквартально направляется ими на дивиденды, благодаря чему удается поддерживать высокую дивидендную доходность акций. При этом капитализация предприятий по основным мультипликаторам фундаментально недооценена относительно зарубежных конкурентов. Поэтому их ценные бумаги сейчас надежны, доходны и обладают потенциалом для дальнейшего роста.

Доходы металлургов попали в поле зрения ФАС России: 10–11 июня состоялись три комиссии по делам о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ПАО «ММК», ПАО «Северсталь» и ПАО «НЛМК» – за монопольно высокие цены на металлопродукцию. Цены на внутреннем рынке на черные металлы в мае 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го выросли на 35,3%, сообщил Росстат, а на изделия из них – на 20–30%.

Если подозрения ФАС России подтвердятся, то российские производители черных металлов могут получить требование уплатить государству дополнительный налог в размере 100 млрд руб. При этом нет задачи отобрать у них деньги, как сказал первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Однако в правительстве могут потребовать установить в счет этого цены на продукцию в рамках госпроектов, а также для строительства жилья на более низком уровне. Причем холдинги Evraz и «Металлоинвест» уже добровольно согласились поставлять рельсы для ОАО «РЖД» и изделия по госконт­рактам по более низким расценкам.

Не исключено, что металлурги могут выторговать у государства индульгенцию и в несколько ином формате, ведь им было бы весьма кстати сейчас вложиться в очередной этап модернизации производства, связанного с улучшением экологических параметров, чтобы снизить в дальнейшем риски, связанные с декарбонизацией экономики ЕС.

По данным РСПП, российские металлурги в 2021 году обещали направить на модернизацию цехов 300 млрд руб. инвестиций – соответственно их объем достигнет максимального показателя за прошедшие 20 лет. Например, в ПАО «Северсталь» вкладываются в реконст­рукцию стана горячей прокатки, строительство нового сортопроволочного стана, приобретение для СМЦ-Колпино высокоточного режущего и вспомогательного оборудования, а также в расширение линий по выпуску изделий для ОАО «РЖД» (включая рельсовые скрепления Vossloh) на площадках завода «Северсталь-метиз». В ПАО «ММК» инвестировали в оборудование для наращивания выпуска премиального проката с полимерным покрытием. В ПАО «ЧТПЗ» – в закупку аппаратуры для улучшения контроля дефектов проката, идущего на трубы большого диаметра. Как видим, средства металлурги сейчас направляют в основном на улучшение технологии обработки металла и контроля за качеством этого процесса.

Деньги с карбоновым следом

Как отметил директор ассоциации WorldSteel по безопасности и окружающей среде Эндрю Пурвис, на эволюцию, к которой подталкивает декарбонизация, металлурги должны основательно потратиться. Это значит, что, во-первых, должна быть внедрена новая четырехуровневая методика повышения эффективности в промышленности для минимизации выбросов СО2. Во-вторых, следует увеличивать выпуск стали из лома. А в-третьих, что самое существенное, внедрить целый портфель технологий – начиная с использования возобновляемой энергии, перехода на водородное восстановление железа с применением электролиза до строительства установок для улавливания и хранения CO2.

Как признают в WorldSteel, сталь, произведенная с применением новых технологий, будет стоить дороже. «Поэтому важно, чтобы политики в переходный период способствовали трансформации отрасли, а не препятствовали притоку в нее масштабных инвестиций, необходимых для создания сталелитейной промышленности, отвечающей вызовам XXI века», – отметил Э. Пурвис. Проблема сейчас состоит в том, что европейские банки пока не горят желанием кредитовать проекты, которые выведут на рынок более дорогую зеленую сталь одновременно с тем, как на нем будет присутствовать более дешевая продукция с высоким углеродным следом.

«Климатически ориентированная политика влияет и на инвесторов, которых во многих странах активно подталкивают к дивестициям из секторов ископаемого топлива», – уточнил аналитик компании EY. По его словам, например, крупнейшая финансовая корпорация Black Rock уже заявила, что планирует выводить инвестиции из компаний, которые не делают шагов к углеродной нейтральности к 2050 году. А по данным Reuters, Всемирный банк может расширить свою стратегию по борьбе с изменением климата, исключив финансирование ряда проектов. Привлечение капитала в металлургию в перспективе может усложниться. Появились даже опасения снижения рыночной капитализации компаний, в продукции которых имеется высокий карбоновый след.

Вот почему в WorldSteel намекают на то, что средства от пограничных тарифов неплохо было бы использовать на субсидирование продвинутых по части экологии компаний. И здесь возникает для РФ неприятный нюанс: например, в ЕС подобные сборы планируют брать с поставщиков из других стран, а дотации – предоставить своим предприятиям.

Первые признаки рисков того, что ряд крупных потребителей металлов начнут становиться на зеленые рельсы, уже проявились. Скажем, концерны Volkswagen и Toyota продекларировали намерение полностью исключить выбросы CO2 из своего производственного цикла. Это означает, что они также будут оказывать давление на поставщиков металлоизделий, поскольку собираются покупать у них, по крайней мере после 2050 года, только углеродно-нейтральный металл.

Инвестиции в металл готовятся зазеленеть или расцвести

Нельзя сказать, что в РФ нет подвижек в зеленом направлении. В частности, компания «Металлоинвест» заявила о намерениях поэтапно сокращать выбросы СО2 и к 2050 году практически дос­тичь углеродной нейтральности. В ТМК в 2006–2019 гг. заводы перешли на более эффективное электросталеплавильное производство, работающее на потреблении вторичного сырья – металлолома. Внедрены современные системы газо­очистки. Эти и другие меры позволили на текущий момент вдвое сократить выбросы парниковых газов. Дальнейшие меры по снижению их объемов войдут в обновленную стратегию ТМК до 2030 года.

В группе «Евраз» договорились с ОАО «РЖД» объединить усилия, направленные на сокращение выбросов парниковых газов, за счет производства и использования рельсовой продукции из стали с пониженным уровнем углеродного следа. Это означает, что РЖД предполагается поставить в 2023 году зеленые рельсы, при производстве которых эмиссия CO2 на 1 т продукции будет ниже на 75% по сравнению с традиционной доменно-конвертерной технологией. Для этого планируется модернизация электросталеплавильного производства на ЗСМК.

В ММК углеродный налог ЕС назвали серьезным вызовом для металлургов.

И для того, чтобы остаться на этом рынке, придется вкладывать дополнительные инвестиции. «Это простимулирует металлургию вкладывать в новые технологии», – заявил генеральный директор ММК Павел Шиляев на ПМЭФ-2021.

В рамках трансформации отрасли могут потребоваться специальные меры (включая разработку новых углеродистых марок стали и стандартов), перестройка технологических процессов. Предстоит договориться о порядке выпуска экологических сертификатов и практике заключения контрактов на разницу цен (CFD-контрактов). Решения соответственно предстоит зафиксировать в виде межправительственных соглашений.

Если РФ и ЕС не удастся договориться, что российские экспортеры будут вкладываться в определенные проекты по сокращению выбросов парниковых газов, реализуемые на российской территории, то можно ожидать, что и в РФ примут симметричное регулирование для продукции, импортируемой из стран ЕС, полагают эксперты. В любом случае черные металлы и продукция из них, поставляемая из России в страны ЕС, станут дороже. Могут обостриться и вопросы, связанные с инвестициями в проекты модернизации предприятий российской металлургии и металлообработки в отдаленной перспективе. Все эти риски должны быть учтены в обновленной стратегии развития отрасли на государственном уровне. Пока же на эту тему представлены в основном локальные проекты участников рынка. Однако пока не очень понятно, как под них будут обес­печены капиталовложения.

Практика показывает, что выйти на обозначенные параметры можно. И уже есть примеры на данную тему в сфере выпуска цветных металлов. Например, АО «Русал» начало тестовые поставки алюминия с самым низким в мире углеродным следом благодаря внедрению технологии на электролизерах с инертным анодом.

К 2025 году в России может появиться первый меткомбинат с зелеными технологиями. Проект, по данным KPMG, стоимостью 150 млрд руб. реализует ООО «Эколант» (входит в ОМК). Выплавка будет производиться из железорудного сырья с использованием водорода, который будут получать из природного газа. Поскольку не все оборудование выпускается в РФ, то к оснащению производства пришлось привлекать не только российских, но и зарубежных поставщиков.

В частности, установки металлизации железа, блюмовой машины непрерывной разливки стали и установки газоочистки для «Эколанта» будут от итальянской компании Danieli, а слябовая машина – от австрийской Primetals Technologies.

Столь сложные и затратные проекты требуют особых схем финансирования. Соответственно, как пояснил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, Минпромторг в конце прошлого года принял решение о проведении открытого конкурсного отбора на заключение специального инвестиционного контракта.

В итоге участие в кредитовании строительства обеспечит ВЭБ.РФ в партнерстве со Сбером и банком «Открытие» с использованием механизма «фабрика проектного финансирования», сообщили в рамках ПМЭФ-2021. Это значит, что в синдикате доля каждого из его участников составит по 40 млрд руб. и еще не менее 40 млрд руб. выделит инициатор проекта.

Основным потребителем зеленой стали станет Выксунский завод ОМК. Соответственно он должен будет по цепочке реализовывать свои экологические проекты. Тогда и его трубы большого диаметра, железнодорожные колеса и толстолистовой прокат для судостроения также можно будет считать зелеными. Правда, по какой цене будут продавать подобную продукцию, пока не уточняется. Но за экологию, как обычно, платит потребитель. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 57 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-08-29 10:42:45.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 653 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 2075672 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/275 [FILE_NAME] => Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 9d5fd1ea672469ea785822a99af09ea1 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций ) [~DETAIL_PICTURE] => 57 [DATE_ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 10:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 10:00:00 [ID] => 37 [~ID] => 37 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 69 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 69 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [TIMESTAMP_X] => 29.08.2021 10:42:45 [~TIMESTAMP_X] => 29.08.2021 10:42:45 [ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 10:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 10:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy [~CODE] => metallurgiya-zarnitsy-schastya-ot-innovatsiy [EXTERNAL_ID] => 37 [~EXTERNAL_ID] => 37 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность? [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 37 [NAME] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность?
[DETAIL_TEXT] =>


Тучные годы могут смениться тучами

Одни из самых серьезных рисков сейчас – это то, насколько конкурентоспособными окажутся российские металлурги, когда начнут действовать пограничные тарифы ЕС на выбросы углерода. По данным Reuters, в ЕС планируют ввести сборы на выбросы углерода для импорта целого ряда товаров, включая сталь, цемент и электричество, в полном объеме с 2026 года, а переходный период, как ожидается, введут с 2023-го, если верить информации Bloomberg News. Правда, как уточняет источник, в проект документа перед его публикацией могут быть внесены изменения.

Не будем сопоставлять данные о том, что всего один вулкан, недавно проснувшийся в Африке, выбросил углекислого газа в атмосферу больше, чем все человечество в течение 3 лет. Обойдем и вопрос о том, что главные борцы с глобальным потеплением – Британия и Германия – проводят неоднозначную политику: первая одобрила строительство новой шахты, которая в ближайшие полвека будет производить кокс, а вторая не только выделила новые участки для добычи угля, но и ввела в 2020 году в строй новую ТЭЦ мощностью 1,1 ГВт. Не будем обсуждать также и то, насколько курс на декарбонизацию экономики ЕС соответствует правилам ВТО. Просто примем зеленую проблематику такой, как есть, и попытаемся оценить связанные с ней риски.

Данную проблематику недавно обсуждали в рамках XVIII Международного металлургического саммита. «Стальная промышленность очень достойно отвечает на эти вызовы. Тем не менее тема декарбонизации металлургической отрасли и нашей стальной продукции очень актуальна. Мы входим в серьезный трансформационный период, который потребует значительных инвестиций», – сказал председатель совета директоров Трубной металлургической компании (ТМК), член наблюдательного совета ассоциации «Русская сталь» Дмитрий Пумпянский. По его словам, фактор декарбонизации окажет серьезное влияние на конкурентоспособность российской стальной продукции.

Правда, не случайно сколько-нибудь существенные перемены ожидаются только после 2022 года, ведь до этого в ЕС прог­нозируют (на фазе выхода из пандемии) сохранение дефицита предложения черных металлов, сообщил менеджер по ценовой политике и прогнозированию Tata Steel Europe Крис Вуффиндин во время вебинара, организованного компанией Eurometal. Ведь перезапущенные мощнос­ти в данный момент оказались в состоянии обслужить только ранее согласованные контракты, а все остальные заказчики становятся в очередь, чего в последние 10 лет не наблюдалось. Из-за несбалансированного спроса и предложения цены в ЕС и США достигли исторического максимума. И снижения, во всяком случае в 2021 году, не ожидается. Одна из причин – риски, связанные с ожидаемыми сокращениями инвестиций банков в металлургию в русле политики на декарбонизацию. Уже сейчас наблюдается некоторая напряженность на европейском рынке из-за того, что там некоторые игроки уже испытали проблемы с финансированием, необходимым для восстановления выпуска продукции в мире на доковидном уровне. Британское аналитическое агентство MEPS International Ltd. отметило, что кредитные лимиты и финансирование в черной металлургии становятся главной темой дня. В частности, ряд трейдеров-импортеров исчерпали свои кредитные линии и попросили конечных клиентов получить аккредитивы.

В РФ ситуация выглядит несколько иначе. Аналитики ИА «Финам» пришли к выводу о том, что предыдущий инвес­тиционный цикл отечественных металлургических предприятий остался в прош­лом, а до следующей большой модернизации есть еще несколько лет. Причем ведущие российские игроки имеют сейчас чрезвычайно низкую долговую нагрузку. Формируемый свободный денежный поток на 100% ежеквартально направляется ими на дивиденды, благодаря чему удается поддерживать высокую дивидендную доходность акций. При этом капитализация предприятий по основным мультипликаторам фундаментально недооценена относительно зарубежных конкурентов. Поэтому их ценные бумаги сейчас надежны, доходны и обладают потенциалом для дальнейшего роста.

Доходы металлургов попали в поле зрения ФАС России: 10–11 июня состоялись три комиссии по делам о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ПАО «ММК», ПАО «Северсталь» и ПАО «НЛМК» – за монопольно высокие цены на металлопродукцию. Цены на внутреннем рынке на черные металлы в мае 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го выросли на 35,3%, сообщил Росстат, а на изделия из них – на 20–30%.

Если подозрения ФАС России подтвердятся, то российские производители черных металлов могут получить требование уплатить государству дополнительный налог в размере 100 млрд руб. При этом нет задачи отобрать у них деньги, как сказал первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Однако в правительстве могут потребовать установить в счет этого цены на продукцию в рамках госпроектов, а также для строительства жилья на более низком уровне. Причем холдинги Evraz и «Металлоинвест» уже добровольно согласились поставлять рельсы для ОАО «РЖД» и изделия по госконт­рактам по более низким расценкам.

Не исключено, что металлурги могут выторговать у государства индульгенцию и в несколько ином формате, ведь им было бы весьма кстати сейчас вложиться в очередной этап модернизации производства, связанного с улучшением экологических параметров, чтобы снизить в дальнейшем риски, связанные с декарбонизацией экономики ЕС.

По данным РСПП, российские металлурги в 2021 году обещали направить на модернизацию цехов 300 млрд руб. инвестиций – соответственно их объем достигнет максимального показателя за прошедшие 20 лет. Например, в ПАО «Северсталь» вкладываются в реконст­рукцию стана горячей прокатки, строительство нового сортопроволочного стана, приобретение для СМЦ-Колпино высокоточного режущего и вспомогательного оборудования, а также в расширение линий по выпуску изделий для ОАО «РЖД» (включая рельсовые скрепления Vossloh) на площадках завода «Северсталь-метиз». В ПАО «ММК» инвестировали в оборудование для наращивания выпуска премиального проката с полимерным покрытием. В ПАО «ЧТПЗ» – в закупку аппаратуры для улучшения контроля дефектов проката, идущего на трубы большого диаметра. Как видим, средства металлурги сейчас направляют в основном на улучшение технологии обработки металла и контроля за качеством этого процесса.

Деньги с карбоновым следом

Как отметил директор ассоциации WorldSteel по безопасности и окружающей среде Эндрю Пурвис, на эволюцию, к которой подталкивает декарбонизация, металлурги должны основательно потратиться. Это значит, что, во-первых, должна быть внедрена новая четырехуровневая методика повышения эффективности в промышленности для минимизации выбросов СО2. Во-вторых, следует увеличивать выпуск стали из лома. А в-третьих, что самое существенное, внедрить целый портфель технологий – начиная с использования возобновляемой энергии, перехода на водородное восстановление железа с применением электролиза до строительства установок для улавливания и хранения CO2.

Как признают в WorldSteel, сталь, произведенная с применением новых технологий, будет стоить дороже. «Поэтому важно, чтобы политики в переходный период способствовали трансформации отрасли, а не препятствовали притоку в нее масштабных инвестиций, необходимых для создания сталелитейной промышленности, отвечающей вызовам XXI века», – отметил Э. Пурвис. Проблема сейчас состоит в том, что европейские банки пока не горят желанием кредитовать проекты, которые выведут на рынок более дорогую зеленую сталь одновременно с тем, как на нем будет присутствовать более дешевая продукция с высоким углеродным следом.

«Климатически ориентированная политика влияет и на инвесторов, которых во многих странах активно подталкивают к дивестициям из секторов ископаемого топлива», – уточнил аналитик компании EY. По его словам, например, крупнейшая финансовая корпорация Black Rock уже заявила, что планирует выводить инвестиции из компаний, которые не делают шагов к углеродной нейтральности к 2050 году. А по данным Reuters, Всемирный банк может расширить свою стратегию по борьбе с изменением климата, исключив финансирование ряда проектов. Привлечение капитала в металлургию в перспективе может усложниться. Появились даже опасения снижения рыночной капитализации компаний, в продукции которых имеется высокий карбоновый след.

Вот почему в WorldSteel намекают на то, что средства от пограничных тарифов неплохо было бы использовать на субсидирование продвинутых по части экологии компаний. И здесь возникает для РФ неприятный нюанс: например, в ЕС подобные сборы планируют брать с поставщиков из других стран, а дотации – предоставить своим предприятиям.

Первые признаки рисков того, что ряд крупных потребителей металлов начнут становиться на зеленые рельсы, уже проявились. Скажем, концерны Volkswagen и Toyota продекларировали намерение полностью исключить выбросы CO2 из своего производственного цикла. Это означает, что они также будут оказывать давление на поставщиков металлоизделий, поскольку собираются покупать у них, по крайней мере после 2050 года, только углеродно-нейтральный металл.

Инвестиции в металл готовятся зазеленеть или расцвести

Нельзя сказать, что в РФ нет подвижек в зеленом направлении. В частности, компания «Металлоинвест» заявила о намерениях поэтапно сокращать выбросы СО2 и к 2050 году практически дос­тичь углеродной нейтральности. В ТМК в 2006–2019 гг. заводы перешли на более эффективное электросталеплавильное производство, работающее на потреблении вторичного сырья – металлолома. Внедрены современные системы газо­очистки. Эти и другие меры позволили на текущий момент вдвое сократить выбросы парниковых газов. Дальнейшие меры по снижению их объемов войдут в обновленную стратегию ТМК до 2030 года.

В группе «Евраз» договорились с ОАО «РЖД» объединить усилия, направленные на сокращение выбросов парниковых газов, за счет производства и использования рельсовой продукции из стали с пониженным уровнем углеродного следа. Это означает, что РЖД предполагается поставить в 2023 году зеленые рельсы, при производстве которых эмиссия CO2 на 1 т продукции будет ниже на 75% по сравнению с традиционной доменно-конвертерной технологией. Для этого планируется модернизация электросталеплавильного производства на ЗСМК.

В ММК углеродный налог ЕС назвали серьезным вызовом для металлургов.

И для того, чтобы остаться на этом рынке, придется вкладывать дополнительные инвестиции. «Это простимулирует металлургию вкладывать в новые технологии», – заявил генеральный директор ММК Павел Шиляев на ПМЭФ-2021.

В рамках трансформации отрасли могут потребоваться специальные меры (включая разработку новых углеродистых марок стали и стандартов), перестройка технологических процессов. Предстоит договориться о порядке выпуска экологических сертификатов и практике заключения контрактов на разницу цен (CFD-контрактов). Решения соответственно предстоит зафиксировать в виде межправительственных соглашений.

Если РФ и ЕС не удастся договориться, что российские экспортеры будут вкладываться в определенные проекты по сокращению выбросов парниковых газов, реализуемые на российской территории, то можно ожидать, что и в РФ примут симметричное регулирование для продукции, импортируемой из стран ЕС, полагают эксперты. В любом случае черные металлы и продукция из них, поставляемая из России в страны ЕС, станут дороже. Могут обостриться и вопросы, связанные с инвестициями в проекты модернизации предприятий российской металлургии и металлообработки в отдаленной перспективе. Все эти риски должны быть учтены в обновленной стратегии развития отрасли на государственном уровне. Пока же на эту тему представлены в основном локальные проекты участников рынка. Однако пока не очень понятно, как под них будут обес­печены капиталовложения.

Практика показывает, что выйти на обозначенные параметры можно. И уже есть примеры на данную тему в сфере выпуска цветных металлов. Например, АО «Русал» начало тестовые поставки алюминия с самым низким в мире углеродным следом благодаря внедрению технологии на электролизерах с инертным анодом.

К 2025 году в России может появиться первый меткомбинат с зелеными технологиями. Проект, по данным KPMG, стоимостью 150 млрд руб. реализует ООО «Эколант» (входит в ОМК). Выплавка будет производиться из железорудного сырья с использованием водорода, который будут получать из природного газа. Поскольку не все оборудование выпускается в РФ, то к оснащению производства пришлось привлекать не только российских, но и зарубежных поставщиков.

В частности, установки металлизации железа, блюмовой машины непрерывной разливки стали и установки газоочистки для «Эколанта» будут от итальянской компании Danieli, а слябовая машина – от австрийской Primetals Technologies.

Столь сложные и затратные проекты требуют особых схем финансирования. Соответственно, как пояснил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, Минпромторг в конце прошлого года принял решение о проведении открытого конкурсного отбора на заключение специального инвестиционного контракта.

В итоге участие в кредитовании строительства обеспечит ВЭБ.РФ в партнерстве со Сбером и банком «Открытие» с использованием механизма «фабрика проектного финансирования», сообщили в рамках ПМЭФ-2021. Это значит, что в синдикате доля каждого из его участников составит по 40 млрд руб. и еще не менее 40 млрд руб. выделит инициатор проекта.

Основным потребителем зеленой стали станет Выксунский завод ОМК. Соответственно он должен будет по цепочке реализовывать свои экологические проекты. Тогда и его трубы большого диаметра, железнодорожные колеса и толстолистовой прокат для судостроения также можно будет считать зелеными. Правда, по какой цене будут продавать подобную продукцию, пока не уточняется. Но за экологию, как обычно, платит потребитель. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 57 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-08-29 10:42:45.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 653 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 2075672 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/275 [FILE_NAME] => Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 9d5fd1ea672469ea785822a99af09ea1 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/275/Depositphotos_483217744_xl-2015.jpg [ALT] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 09.09.2021 10:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 86 [VALUE] => Александр Солнцев [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Александр Солнцев [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 87 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [MORE_PHOTO] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 18:00:33 [~TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 18:00:33 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => b70a68fb6a934103cc12cbcadabbd389 [~TMP_ID] => b70a68fb6a934103cc12cbcadabbd389 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => [~SERVER_NAME] => ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 10 [~ID] => 10 [CODE] => finansy-i-investitsii [~CODE] => finansy-i-investitsii [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Финансы и инвестиции [~NAME] => Финансы и инвестиции [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/ [~SECTION_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Финансы и инвестиции [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Финансы и инвестиции [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Финансы и инвестиции [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Финансы и инвестиции [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Финансы и инвестиции ) ) [1] => Array ( [ID] => 69 [~ID] => 69 [CODE] => obzory [~CODE] => obzory [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 10 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 10 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Обзоры [~NAME] => Обзоры [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/ [~SECTION_PAGE_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Обзоры [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры ) ) ) ) [SECTION_URL] => /finansy-i-investitsii/obzory/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [ELEMENT_CHAIN] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [BROWSER_TITLE] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [KEYWORDS] => Металлургия: зарницы счастья от инноваций [DESCRIPTION] => Перспективы развития промышленности, связанной с металлургией и переработкой черных металлов, зависят от инвестиций. Насколько привлекателен сегодня этот сегмент рынка в РФ для капиталовложений? И чего здесь ждать дальше с учетом существующих рисков? Как способствовать увеличению инвестиций в металлургическую промышленность? ) )

Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар