Кластерный стимул для инноваций

Кластерный стимул для инноваций

10.11.2021 10:00:00 Автор: Александр Солнцев
Кластерный стимул для инноваций

Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ.



Что посеяли в индустрии, то и проросло

Создание в регионах машиностроительных кластеров связано со стремлением создать наиболее благоприятные условия для развития промышленных предприятий и локализации высокотехнологичных производств. Среди основных направлений кластеризации экономических систем российских регионов можно назвать такие отрасли, как металлургия и металлообработка, производство электрооборудования и микроэлектроники, новых материалов, приборостроение. Отдельным направлением следует выделить информационно-коммуникационные технологии. В ряде регионов сформировались тенденции к созданию мультикластерных образований по межотраслевому (Липецкая область) или территориальному признаку (Уральский машиностроительный мульти­кластер, инновационный территориальный электротехнический кластер Чувашии и Марий Эл).

Формально к числу последних относится и инновационно-производственный мультикластер Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Однако его обычно выделяют в особый тип формирования, поскольку внутри него действует целый спектр кластеров. Причем в 2019 году управляющие компании пятнадцати из них создали совет кластеров Санкт-Петербурга, который призван выработать общую стратегию развития. Иными словами, речь о межотраслевой кооперации и интеграции предприятий кластеров для участия в региональных и национальных проектах, уточняет президент совета кластеров Санкт-Петербурга Валентин Макаров (президент НП «Руссофт»). Такая система прежде всего оптимизирует формирование производственно-логистических цепочек и подбор поставщиков. Сегодня совет кластеров координирует работу не менее 898 предприятий, из которых 647 – это представители малого бизнеса.

Нелишним будет напомнить, что сама идея кластерного подхода к развитию родилась именно в Санкт-Петербурге примерно 11 лет назад. Поначалу речь шла о бизнес-взаимодействии предприятий, тесно связанных между собой технологиями производства. Затем к этому процессу присоединилось правительство Северной столицы, под эгидой которого стали реализовывать проект создания технопарка. Одним из пионеров на этом пути стал кластер автопрома Северо-Запада, который и сегодня вносит наиболее существенный вклад в экономику региона (по этому параметру он соперничает только с кластером медицинской и фармацевтической промышленности Санкт-Петербурга). Этот кластер включен и в самую разветвленную систему кооперации, поскольку в городе на Неве сосредо­точены кластер транспортного машино­строения, научно-производственный арктический кластер Санкт-Петербурга (занимается производством и реализацией продукции и услуг для Арктики) и логистический кластер Северо-Запада.

Ряд региональных кластеров усилили свои позиции путем объединения. Например, так появился кластер информационных технологий и радиоэлектроники, в рамках которого действуют разработчики софта и поставщики компонентной базы. При этом у производителей электроники и вычислительной техники есть свой кластер. Оба они также тесно взаимодействуют между собой.

Масштаб региональный – амбиции федеральные

Кластеризация – процесс непрерывный. Поэтому в Санкт-Петербурге выделяют еще и несколько протокластеров в рамках инициатив ряда компаний, которые после определения стратегии и выбора управляющей организации могут сформировать кластер. Таких починов зарегистрировано не менее шести.

Например, в прошлом году Минпромторг России анонсировал создание клас­тера энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге, в который могут войти АО «Невский завод», АО «Силовые машины» и ПАО «Кировский завод». У каждого из них своя система кооперации. Поэтому, как считают в Минпромторге, напрашивается создание единого центра.

Однако реализация проекта на практике во многом будет зависеть от того, какие меры господдержки получат участники кластера. В принципе, три кита предполагаемого союза самодостаточны. Но в РФ сейчас поставлены масштабные задачи по развитию производства турбин мощностью 70, 110 и 160 МВт.

Ранее в России использовали в основном турбины для прокачки газа на базе авиа­двигателей, которые нельзя назвать экономичными. Эту задачу пытался решить «Газпром». Но очевидно, что для этого требуется помощь государства. Кроме того, следует учитывать, что в Санкт-Петербурге уже действует кластер инноваций в энергетике и промышленнос­ти, который занимается реализацией проек­тов по внедрению инновационного и импортозамещающего оборудования в ТЭК. Придется с ним каким-то образом, с одной стороны, делить функции, а с другой – выстраивать взаимодействие.

На территории Ленобласти зарегистрирован только один кластер – лесоперерабатывающий. В него входит 10 предприя­тий, сообщил эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. По его словам, еще два кластера находятся в стадии формирования. В правительстве Ленобласти подтвердили, что речь идет о судостроительной и пищевой промышленности. Сложность состоит в том, что в Санкт-Петербурге аналогичные предприятия образуют свои кластеры, сфера деятельности которых будет пересекаться с новыми образованиями. Так или иначе, между ними потребуется взаимодействие. Для этого правительства двух субъектов РФ должны договориться друг с другом. Однако каждый из них хочет притянуть инвесторов к себе. Отсюда и желание Ленобласти приземлить клас­тер судостроения на своей территории, то есть под эгидой не АО «Технопарк Санкт-Петербурга», а Центра развития промышленности Ленобласти.

Как отмечают аналитики, у правительства Ленобласти перед глазами есть пример кластера автопрома Северо-Запада: в свое время он отнял у города на Неве слишком много площади и бюджетных мест, а налоговые поступления от резидентов в дальнейшем стали уходить в другие регионы.

Кроме того, следует иметь в виду, что питерские судостроители стоят в клас­терной системе особняком: основу в ней представляют предприятия, входящие в ОАО «Объединенная судостроительная корпорация». Оно, собственно, и определяет стратегию компаний. Это, по сути, отраслевой кластер, который имеет широкий круг предприятий в Санкт-Петербурге. Тем не менее правительства Санкт-Петербурга и Леноблас­ти не оставляют попыток создать свои судостроительные кластеры. А в 2021 году о подобной инициативе заговорили и власти Калининградской области – под эгидой соответственно Центра поддержки предпринимательства Калининградской области. Причем все три субъекта РФ декларируют для своих кластеров схожие цели – прежде всего выход на мировой рынок судостроения. Отсюда просматривается и основная проблема: интересы судостроителей уходят своими корнями на федеральный уровень, а регионам есть смысл оказывать им свою поддержку лишь в случае локализации нацпроектов на их территории. В таком случае не очень понятно, как именно регионам удастся реализовать одно из основных преимуществ кластерной экономики для бизнеса – возможность эффективно распределить ресурсы и риски при реализации сложных проектов в такой высокотехнологичной отрасли, как судостроение.

Пряник стимулирования

Как подтвердила выставка «Нева-2021», за то, чтобы проникнуть в сферу кооперации с судостроителями Северо-Запада, готовы побороться сотни предприятий из самых разных регионов РФ, а также целый ряд иностранных компаний. Однако никто не спешит впустить отечест­венных производителей на глобальные рынки судостроения. Это другой уровень продвижения проектов.

Поэтому возникают идеи создания кластерных объединений на федеральном уровне. Прежде всего вопрос касается сети научно-промышленных кластеров двойного назначения. Они позиционируются в качестве опорного промышленного каркаса РФ, эффективного инструмента реиндустриализации региональной экономики и диверсификации ОПК, считают в коллегии Военно-промышленной комиссии РФ.

Подобные инициативы предполагают использование принципов государст­венно-частного партнерства, поскольку иначе сложно привлечь малые и средние инновационные компании к сотрудничеству с организациями ОПК. Соответственно и приглядывать за такой кооперацией придется органам федеральной, а не региональной исполнительной власти.

Правда, пока предложенные схемы сложно вписать в общепринятые модели кластерной межотраслевой кооперации. Они больше напоминают инструменты борьбы за привлечение бюджетных средств. Между тем кластерная модель предполагает повышение конкурентоспособности и инновационности прежде всего за счет налаживания общей инфраструктуры кооперации. Иными словами, чтобы придерживаться кластерной политики развития, предприятиям выгодно выступать единым фронтом по стратегическим для них направлениям.

Опыт кластеров Санкт-Петербурга показывает, что в роли таковых могут выступать выработка стандартов для профессионального обучения кадров и учас­тие в региональных проектах. Соответственно чем подобных проектов больше, тем активнее развивается кластеризация. Это подтверждает, в частности, развитие кластеров автопрома и фармацевтики на основе исторически сложившейся локации в Санкт-Петербурге предприятий, научно-исследовательских организаций и медицинских вузов. У них есть общая цель – устранение технологического отставания на всех этапах жизненного цикла выпускаемых лекарственных средств (от научных исследований до внедрения в медицинскую практику) и увеличение доли эффективных препаратов по сравнению с дженериками.

Еще одним стимулом для кластерного развития служит стремление к совершенствованию законодательной базы для продвижения продукции на рынках. Именно такую цель ставит для себя композитный кластер Санкт-Петербурга. Его задача – объединить усилия игроков для создания условий по расширению применения композитов, прежде всего в РФ. И в первую очередь координация усилий сосредоточена на расширении круга компаний-партнеров в цепочке кооперации от научных разработок до выпуска готовых изделий из композитов. Последние необходимо не просто создать, их еще нужно продвинуть на рынке.

Риски и перспективы

В целом кластеризацию в РФ рассмат­ривают как один из драйверов в палитре инструментов стимулирования промышленного роста наряду с поддержкой импортозамещения и несырьевого экспорта. Последние два имеют, как полагают эксперты, существенную уязвимость: в условиях четвертой промышленной революции подобные проекты развиваются довольно сегментированно. В этой ситуации региональные специализированные индустриальные кластеры могут придать программам дополнительную операционную гибкость. На этом фоне в стратегии создания отраслевых кластеров в регионах усиливается акцент на задействовании административных возможностей для привлечения в региональные проекты дополнительных инвестиций.

Вместе с тем размытость понятия «клас­тер» несет в себе определенные риски диспропорций развития. Инвесторы при принятии решений начинают больше ориентироваться на размер административной поддержки, а не на чисто рыночные критерии. Иными словами, основной риск, который несет в себе кластеризация, – усиление лоббизма. И для купирования этого риска предъявляются повышенные требования к качеству административного ресурса. Правительство Санкт-Петербурга проводит достаточно взвешенную политику в отношении кластерного развития.

В данном случае ключевой целью ставится не просто создание новых рабочих мест, а пространственное развитие и расширение технологических цепочек с высоким уровнем добавленной стоимости.

Вопрос лишь в том, что такая региональная стратегия должна быть теснее увязана с федеральными программами развития импортозамещения и поддержки несырьевого экспорта. Пока, к сожалению, этот аспект проработан не­достаточно. Это дает основание критикам кластеризации говорить о том, что она в приграничных регионах, в первую очередь на Северо-Западе РФ, генерирует повышенные риски создания финансовых пылесосов. Поэтому целесообразно вернуться к практике формирования смешанных регионально-отраслевых технологических и инвестиционных цепочек, считает профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев. Это, правда, приведет к реструктуризации уже сложившийся системы кластеров, поскольку предполагает присмотр за ними со стороны не только правительств субъектов РФ, но и отраслевых министерств.

Тем не менее итоги экономического развития косвенно подтверждают эффективность действующей в Санкт‑Петербурге модели стимулирования промышленного производства. В частности, в январе – авгус­те 2021-го индекс промышленного производства по сравнению с соответствующим периодом прошлого года составил +7,7%, что на 3,2 п. п. больше, чем в среднем по России. Причем основной рост объемов выпуска продукции зафиксирован именно в тех сегментах, которые охвачены клас­терным подходом: в частности, индекс производства компьютеров, электронных и оптических изделий увеличился на 13%, автотранспортных средств – на 8,3%, производства машин и оборудования – на 5,9%, лекарств и материалов, применяемых в медицинских целях, – на 2,9%.

Точка зрения

Денис Мантуров,
министр промышленности и торговли РФ
– В Санкт-Петербурге намерены создавать новые кластеры. Мы обсудили с губернатором города возможности энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге. С учетом того, что есть Невский завод, «Силовые машины», Кировский завод, напрашивается создание единого центра для стимулирования их развития. Для участников такого кластера будут предусмотрены меры поддержки.

Александр Беглов,
губернатор Санкт-Петербурга
– В 2020 году город выделил на поддержку промышленности 21,2 млрд руб., еще 10 млрд было заложено на 2021-й. Промышленный сектор Санкт-Петербурга составляет более 25% от всей экономики, дает рабочие места 17% населения, это 352 тыс. человек. Индекс промышленного производства в текущем году продолжает расти. И этот рост продолжается с августа прошлого года. Причем в 2020-м Санкт-Петербург занял второе место в РФ после Москвы по несырьевому экспорту. Более 50% экспорта составила продукция с высокой добавленной стоимостью. Это свидетельство эффективности выбранной экономической политики правительства города. В том числе благодаря кластерному подходу.



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 140
    [~XML_ID] => 140
    [NAME] => Кластерный стимул для инноваций
    [~NAME] => Кластерный стимул для инноваций
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ.
    [~PREVIEW_TEXT] => Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ.
    [DETAIL_TEXT] => 

Что посеяли в индустрии, то и проросло

Создание в регионах машиностроительных кластеров связано со стремлением создать наиболее благоприятные условия для развития промышленных предприятий и локализации высокотехнологичных производств. Среди основных направлений кластеризации экономических систем российских регионов можно назвать такие отрасли, как металлургия и металлообработка, производство электрооборудования и микроэлектроники, новых материалов, приборостроение. Отдельным направлением следует выделить информационно-коммуникационные технологии. В ряде регионов сформировались тенденции к созданию мультикластерных образований по межотраслевому (Липецкая область) или территориальному признаку (Уральский машиностроительный мульти­кластер, инновационный территориальный электротехнический кластер Чувашии и Марий Эл).

Формально к числу последних относится и инновационно-производственный мультикластер Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Однако его обычно выделяют в особый тип формирования, поскольку внутри него действует целый спектр кластеров. Причем в 2019 году управляющие компании пятнадцати из них создали совет кластеров Санкт-Петербурга, который призван выработать общую стратегию развития. Иными словами, речь о межотраслевой кооперации и интеграции предприятий кластеров для участия в региональных и национальных проектах, уточняет президент совета кластеров Санкт-Петербурга Валентин Макаров (президент НП «Руссофт»). Такая система прежде всего оптимизирует формирование производственно-логистических цепочек и подбор поставщиков. Сегодня совет кластеров координирует работу не менее 898 предприятий, из которых 647 – это представители малого бизнеса.

Нелишним будет напомнить, что сама идея кластерного подхода к развитию родилась именно в Санкт-Петербурге примерно 11 лет назад. Поначалу речь шла о бизнес-взаимодействии предприятий, тесно связанных между собой технологиями производства. Затем к этому процессу присоединилось правительство Северной столицы, под эгидой которого стали реализовывать проект создания технопарка. Одним из пионеров на этом пути стал кластер автопрома Северо-Запада, который и сегодня вносит наиболее существенный вклад в экономику региона (по этому параметру он соперничает только с кластером медицинской и фармацевтической промышленности Санкт-Петербурга). Этот кластер включен и в самую разветвленную систему кооперации, поскольку в городе на Неве сосредо­точены кластер транспортного машино­строения, научно-производственный арктический кластер Санкт-Петербурга (занимается производством и реализацией продукции и услуг для Арктики) и логистический кластер Северо-Запада.

Ряд региональных кластеров усилили свои позиции путем объединения. Например, так появился кластер информационных технологий и радиоэлектроники, в рамках которого действуют разработчики софта и поставщики компонентной базы. При этом у производителей электроники и вычислительной техники есть свой кластер. Оба они также тесно взаимодействуют между собой.

Масштаб региональный – амбиции федеральные

Кластеризация – процесс непрерывный. Поэтому в Санкт-Петербурге выделяют еще и несколько протокластеров в рамках инициатив ряда компаний, которые после определения стратегии и выбора управляющей организации могут сформировать кластер. Таких починов зарегистрировано не менее шести.

Например, в прошлом году Минпромторг России анонсировал создание клас­тера энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге, в который могут войти АО «Невский завод», АО «Силовые машины» и ПАО «Кировский завод». У каждого из них своя система кооперации. Поэтому, как считают в Минпромторге, напрашивается создание единого центра.

Однако реализация проекта на практике во многом будет зависеть от того, какие меры господдержки получат участники кластера. В принципе, три кита предполагаемого союза самодостаточны. Но в РФ сейчас поставлены масштабные задачи по развитию производства турбин мощностью 70, 110 и 160 МВт.

Ранее в России использовали в основном турбины для прокачки газа на базе авиа­двигателей, которые нельзя назвать экономичными. Эту задачу пытался решить «Газпром». Но очевидно, что для этого требуется помощь государства. Кроме того, следует учитывать, что в Санкт-Петербурге уже действует кластер инноваций в энергетике и промышленнос­ти, который занимается реализацией проек­тов по внедрению инновационного и импортозамещающего оборудования в ТЭК. Придется с ним каким-то образом, с одной стороны, делить функции, а с другой – выстраивать взаимодействие.

На территории Ленобласти зарегистрирован только один кластер – лесоперерабатывающий. В него входит 10 предприя­тий, сообщил эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. По его словам, еще два кластера находятся в стадии формирования. В правительстве Ленобласти подтвердили, что речь идет о судостроительной и пищевой промышленности. Сложность состоит в том, что в Санкт-Петербурге аналогичные предприятия образуют свои кластеры, сфера деятельности которых будет пересекаться с новыми образованиями. Так или иначе, между ними потребуется взаимодействие. Для этого правительства двух субъектов РФ должны договориться друг с другом. Однако каждый из них хочет притянуть инвесторов к себе. Отсюда и желание Ленобласти приземлить клас­тер судостроения на своей территории, то есть под эгидой не АО «Технопарк Санкт-Петербурга», а Центра развития промышленности Ленобласти.

Как отмечают аналитики, у правительства Ленобласти перед глазами есть пример кластера автопрома Северо-Запада: в свое время он отнял у города на Неве слишком много площади и бюджетных мест, а налоговые поступления от резидентов в дальнейшем стали уходить в другие регионы.

Кроме того, следует иметь в виду, что питерские судостроители стоят в клас­терной системе особняком: основу в ней представляют предприятия, входящие в ОАО «Объединенная судостроительная корпорация». Оно, собственно, и определяет стратегию компаний. Это, по сути, отраслевой кластер, который имеет широкий круг предприятий в Санкт-Петербурге. Тем не менее правительства Санкт-Петербурга и Леноблас­ти не оставляют попыток создать свои судостроительные кластеры. А в 2021 году о подобной инициативе заговорили и власти Калининградской области – под эгидой соответственно Центра поддержки предпринимательства Калининградской области. Причем все три субъекта РФ декларируют для своих кластеров схожие цели – прежде всего выход на мировой рынок судостроения. Отсюда просматривается и основная проблема: интересы судостроителей уходят своими корнями на федеральный уровень, а регионам есть смысл оказывать им свою поддержку лишь в случае локализации нацпроектов на их территории. В таком случае не очень понятно, как именно регионам удастся реализовать одно из основных преимуществ кластерной экономики для бизнеса – возможность эффективно распределить ресурсы и риски при реализации сложных проектов в такой высокотехнологичной отрасли, как судостроение.

Пряник стимулирования

Как подтвердила выставка «Нева-2021», за то, чтобы проникнуть в сферу кооперации с судостроителями Северо-Запада, готовы побороться сотни предприятий из самых разных регионов РФ, а также целый ряд иностранных компаний. Однако никто не спешит впустить отечест­венных производителей на глобальные рынки судостроения. Это другой уровень продвижения проектов.

Поэтому возникают идеи создания кластерных объединений на федеральном уровне. Прежде всего вопрос касается сети научно-промышленных кластеров двойного назначения. Они позиционируются в качестве опорного промышленного каркаса РФ, эффективного инструмента реиндустриализации региональной экономики и диверсификации ОПК, считают в коллегии Военно-промышленной комиссии РФ.

Подобные инициативы предполагают использование принципов государст­венно-частного партнерства, поскольку иначе сложно привлечь малые и средние инновационные компании к сотрудничеству с организациями ОПК. Соответственно и приглядывать за такой кооперацией придется органам федеральной, а не региональной исполнительной власти.

Правда, пока предложенные схемы сложно вписать в общепринятые модели кластерной межотраслевой кооперации. Они больше напоминают инструменты борьбы за привлечение бюджетных средств. Между тем кластерная модель предполагает повышение конкурентоспособности и инновационности прежде всего за счет налаживания общей инфраструктуры кооперации. Иными словами, чтобы придерживаться кластерной политики развития, предприятиям выгодно выступать единым фронтом по стратегическим для них направлениям.

Опыт кластеров Санкт-Петербурга показывает, что в роли таковых могут выступать выработка стандартов для профессионального обучения кадров и учас­тие в региональных проектах. Соответственно чем подобных проектов больше, тем активнее развивается кластеризация. Это подтверждает, в частности, развитие кластеров автопрома и фармацевтики на основе исторически сложившейся локации в Санкт-Петербурге предприятий, научно-исследовательских организаций и медицинских вузов. У них есть общая цель – устранение технологического отставания на всех этапах жизненного цикла выпускаемых лекарственных средств (от научных исследований до внедрения в медицинскую практику) и увеличение доли эффективных препаратов по сравнению с дженериками.

Еще одним стимулом для кластерного развития служит стремление к совершенствованию законодательной базы для продвижения продукции на рынках. Именно такую цель ставит для себя композитный кластер Санкт-Петербурга. Его задача – объединить усилия игроков для создания условий по расширению применения композитов, прежде всего в РФ. И в первую очередь координация усилий сосредоточена на расширении круга компаний-партнеров в цепочке кооперации от научных разработок до выпуска готовых изделий из композитов. Последние необходимо не просто создать, их еще нужно продвинуть на рынке.

Риски и перспективы

В целом кластеризацию в РФ рассмат­ривают как один из драйверов в палитре инструментов стимулирования промышленного роста наряду с поддержкой импортозамещения и несырьевого экспорта. Последние два имеют, как полагают эксперты, существенную уязвимость: в условиях четвертой промышленной революции подобные проекты развиваются довольно сегментированно. В этой ситуации региональные специализированные индустриальные кластеры могут придать программам дополнительную операционную гибкость. На этом фоне в стратегии создания отраслевых кластеров в регионах усиливается акцент на задействовании административных возможностей для привлечения в региональные проекты дополнительных инвестиций.

Вместе с тем размытость понятия «клас­тер» несет в себе определенные риски диспропорций развития. Инвесторы при принятии решений начинают больше ориентироваться на размер административной поддержки, а не на чисто рыночные критерии. Иными словами, основной риск, который несет в себе кластеризация, – усиление лоббизма. И для купирования этого риска предъявляются повышенные требования к качеству административного ресурса. Правительство Санкт-Петербурга проводит достаточно взвешенную политику в отношении кластерного развития.

В данном случае ключевой целью ставится не просто создание новых рабочих мест, а пространственное развитие и расширение технологических цепочек с высоким уровнем добавленной стоимости.

Вопрос лишь в том, что такая региональная стратегия должна быть теснее увязана с федеральными программами развития импортозамещения и поддержки несырьевого экспорта. Пока, к сожалению, этот аспект проработан не­достаточно. Это дает основание критикам кластеризации говорить о том, что она в приграничных регионах, в первую очередь на Северо-Западе РФ, генерирует повышенные риски создания финансовых пылесосов. Поэтому целесообразно вернуться к практике формирования смешанных регионально-отраслевых технологических и инвестиционных цепочек, считает профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев. Это, правда, приведет к реструктуризации уже сложившийся системы кластеров, поскольку предполагает присмотр за ними со стороны не только правительств субъектов РФ, но и отраслевых министерств.

Тем не менее итоги экономического развития косвенно подтверждают эффективность действующей в Санкт‑Петербурге модели стимулирования промышленного производства. В частности, в январе – авгус­те 2021-го индекс промышленного производства по сравнению с соответствующим периодом прошлого года составил +7,7%, что на 3,2 п. п. больше, чем в среднем по России. Причем основной рост объемов выпуска продукции зафиксирован именно в тех сегментах, которые охвачены клас­терным подходом: в частности, индекс производства компьютеров, электронных и оптических изделий увеличился на 13%, автотранспортных средств – на 8,3%, производства машин и оборудования – на 5,9%, лекарств и материалов, применяемых в медицинских целях, – на 2,9%.

Точка зрения

Денис Мантуров,
министр промышленности и торговли РФ
– В Санкт-Петербурге намерены создавать новые кластеры. Мы обсудили с губернатором города возможности энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге. С учетом того, что есть Невский завод, «Силовые машины», Кировский завод, напрашивается создание единого центра для стимулирования их развития. Для участников такого кластера будут предусмотрены меры поддержки.

Александр Беглов,
губернатор Санкт-Петербурга
– В 2020 году город выделил на поддержку промышленности 21,2 млрд руб., еще 10 млрд было заложено на 2021-й. Промышленный сектор Санкт-Петербурга составляет более 25% от всей экономики, дает рабочие места 17% населения, это 352 тыс. человек. Индекс промышленного производства в текущем году продолжает расти. И этот рост продолжается с августа прошлого года. Причем в 2020-м Санкт-Петербург занял второе место в РФ после Москвы по несырьевому экспорту. Более 50% экспорта составила продукция с высокой добавленной стоимостью. Это свидетельство эффективности выбранной экономической политики правительства города. В том числе благодаря кластерному подходу. [~DETAIL_TEXT] =>

Что посеяли в индустрии, то и проросло

Создание в регионах машиностроительных кластеров связано со стремлением создать наиболее благоприятные условия для развития промышленных предприятий и локализации высокотехнологичных производств. Среди основных направлений кластеризации экономических систем российских регионов можно назвать такие отрасли, как металлургия и металлообработка, производство электрооборудования и микроэлектроники, новых материалов, приборостроение. Отдельным направлением следует выделить информационно-коммуникационные технологии. В ряде регионов сформировались тенденции к созданию мультикластерных образований по межотраслевому (Липецкая область) или территориальному признаку (Уральский машиностроительный мульти­кластер, инновационный территориальный электротехнический кластер Чувашии и Марий Эл).

Формально к числу последних относится и инновационно-производственный мультикластер Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Однако его обычно выделяют в особый тип формирования, поскольку внутри него действует целый спектр кластеров. Причем в 2019 году управляющие компании пятнадцати из них создали совет кластеров Санкт-Петербурга, который призван выработать общую стратегию развития. Иными словами, речь о межотраслевой кооперации и интеграции предприятий кластеров для участия в региональных и национальных проектах, уточняет президент совета кластеров Санкт-Петербурга Валентин Макаров (президент НП «Руссофт»). Такая система прежде всего оптимизирует формирование производственно-логистических цепочек и подбор поставщиков. Сегодня совет кластеров координирует работу не менее 898 предприятий, из которых 647 – это представители малого бизнеса.

Нелишним будет напомнить, что сама идея кластерного подхода к развитию родилась именно в Санкт-Петербурге примерно 11 лет назад. Поначалу речь шла о бизнес-взаимодействии предприятий, тесно связанных между собой технологиями производства. Затем к этому процессу присоединилось правительство Северной столицы, под эгидой которого стали реализовывать проект создания технопарка. Одним из пионеров на этом пути стал кластер автопрома Северо-Запада, который и сегодня вносит наиболее существенный вклад в экономику региона (по этому параметру он соперничает только с кластером медицинской и фармацевтической промышленности Санкт-Петербурга). Этот кластер включен и в самую разветвленную систему кооперации, поскольку в городе на Неве сосредо­точены кластер транспортного машино­строения, научно-производственный арктический кластер Санкт-Петербурга (занимается производством и реализацией продукции и услуг для Арктики) и логистический кластер Северо-Запада.

Ряд региональных кластеров усилили свои позиции путем объединения. Например, так появился кластер информационных технологий и радиоэлектроники, в рамках которого действуют разработчики софта и поставщики компонентной базы. При этом у производителей электроники и вычислительной техники есть свой кластер. Оба они также тесно взаимодействуют между собой.

Масштаб региональный – амбиции федеральные

Кластеризация – процесс непрерывный. Поэтому в Санкт-Петербурге выделяют еще и несколько протокластеров в рамках инициатив ряда компаний, которые после определения стратегии и выбора управляющей организации могут сформировать кластер. Таких починов зарегистрировано не менее шести.

Например, в прошлом году Минпромторг России анонсировал создание клас­тера энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге, в который могут войти АО «Невский завод», АО «Силовые машины» и ПАО «Кировский завод». У каждого из них своя система кооперации. Поэтому, как считают в Минпромторге, напрашивается создание единого центра.

Однако реализация проекта на практике во многом будет зависеть от того, какие меры господдержки получат участники кластера. В принципе, три кита предполагаемого союза самодостаточны. Но в РФ сейчас поставлены масштабные задачи по развитию производства турбин мощностью 70, 110 и 160 МВт.

Ранее в России использовали в основном турбины для прокачки газа на базе авиа­двигателей, которые нельзя назвать экономичными. Эту задачу пытался решить «Газпром». Но очевидно, что для этого требуется помощь государства. Кроме того, следует учитывать, что в Санкт-Петербурге уже действует кластер инноваций в энергетике и промышленнос­ти, который занимается реализацией проек­тов по внедрению инновационного и импортозамещающего оборудования в ТЭК. Придется с ним каким-то образом, с одной стороны, делить функции, а с другой – выстраивать взаимодействие.

На территории Ленобласти зарегистрирован только один кластер – лесоперерабатывающий. В него входит 10 предприя­тий, сообщил эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. По его словам, еще два кластера находятся в стадии формирования. В правительстве Ленобласти подтвердили, что речь идет о судостроительной и пищевой промышленности. Сложность состоит в том, что в Санкт-Петербурге аналогичные предприятия образуют свои кластеры, сфера деятельности которых будет пересекаться с новыми образованиями. Так или иначе, между ними потребуется взаимодействие. Для этого правительства двух субъектов РФ должны договориться друг с другом. Однако каждый из них хочет притянуть инвесторов к себе. Отсюда и желание Ленобласти приземлить клас­тер судостроения на своей территории, то есть под эгидой не АО «Технопарк Санкт-Петербурга», а Центра развития промышленности Ленобласти.

Как отмечают аналитики, у правительства Ленобласти перед глазами есть пример кластера автопрома Северо-Запада: в свое время он отнял у города на Неве слишком много площади и бюджетных мест, а налоговые поступления от резидентов в дальнейшем стали уходить в другие регионы.

Кроме того, следует иметь в виду, что питерские судостроители стоят в клас­терной системе особняком: основу в ней представляют предприятия, входящие в ОАО «Объединенная судостроительная корпорация». Оно, собственно, и определяет стратегию компаний. Это, по сути, отраслевой кластер, который имеет широкий круг предприятий в Санкт-Петербурге. Тем не менее правительства Санкт-Петербурга и Леноблас­ти не оставляют попыток создать свои судостроительные кластеры. А в 2021 году о подобной инициативе заговорили и власти Калининградской области – под эгидой соответственно Центра поддержки предпринимательства Калининградской области. Причем все три субъекта РФ декларируют для своих кластеров схожие цели – прежде всего выход на мировой рынок судостроения. Отсюда просматривается и основная проблема: интересы судостроителей уходят своими корнями на федеральный уровень, а регионам есть смысл оказывать им свою поддержку лишь в случае локализации нацпроектов на их территории. В таком случае не очень понятно, как именно регионам удастся реализовать одно из основных преимуществ кластерной экономики для бизнеса – возможность эффективно распределить ресурсы и риски при реализации сложных проектов в такой высокотехнологичной отрасли, как судостроение.

Пряник стимулирования

Как подтвердила выставка «Нева-2021», за то, чтобы проникнуть в сферу кооперации с судостроителями Северо-Запада, готовы побороться сотни предприятий из самых разных регионов РФ, а также целый ряд иностранных компаний. Однако никто не спешит впустить отечест­венных производителей на глобальные рынки судостроения. Это другой уровень продвижения проектов.

Поэтому возникают идеи создания кластерных объединений на федеральном уровне. Прежде всего вопрос касается сети научно-промышленных кластеров двойного назначения. Они позиционируются в качестве опорного промышленного каркаса РФ, эффективного инструмента реиндустриализации региональной экономики и диверсификации ОПК, считают в коллегии Военно-промышленной комиссии РФ.

Подобные инициативы предполагают использование принципов государст­венно-частного партнерства, поскольку иначе сложно привлечь малые и средние инновационные компании к сотрудничеству с организациями ОПК. Соответственно и приглядывать за такой кооперацией придется органам федеральной, а не региональной исполнительной власти.

Правда, пока предложенные схемы сложно вписать в общепринятые модели кластерной межотраслевой кооперации. Они больше напоминают инструменты борьбы за привлечение бюджетных средств. Между тем кластерная модель предполагает повышение конкурентоспособности и инновационности прежде всего за счет налаживания общей инфраструктуры кооперации. Иными словами, чтобы придерживаться кластерной политики развития, предприятиям выгодно выступать единым фронтом по стратегическим для них направлениям.

Опыт кластеров Санкт-Петербурга показывает, что в роли таковых могут выступать выработка стандартов для профессионального обучения кадров и учас­тие в региональных проектах. Соответственно чем подобных проектов больше, тем активнее развивается кластеризация. Это подтверждает, в частности, развитие кластеров автопрома и фармацевтики на основе исторически сложившейся локации в Санкт-Петербурге предприятий, научно-исследовательских организаций и медицинских вузов. У них есть общая цель – устранение технологического отставания на всех этапах жизненного цикла выпускаемых лекарственных средств (от научных исследований до внедрения в медицинскую практику) и увеличение доли эффективных препаратов по сравнению с дженериками.

Еще одним стимулом для кластерного развития служит стремление к совершенствованию законодательной базы для продвижения продукции на рынках. Именно такую цель ставит для себя композитный кластер Санкт-Петербурга. Его задача – объединить усилия игроков для создания условий по расширению применения композитов, прежде всего в РФ. И в первую очередь координация усилий сосредоточена на расширении круга компаний-партнеров в цепочке кооперации от научных разработок до выпуска готовых изделий из композитов. Последние необходимо не просто создать, их еще нужно продвинуть на рынке.

Риски и перспективы

В целом кластеризацию в РФ рассмат­ривают как один из драйверов в палитре инструментов стимулирования промышленного роста наряду с поддержкой импортозамещения и несырьевого экспорта. Последние два имеют, как полагают эксперты, существенную уязвимость: в условиях четвертой промышленной революции подобные проекты развиваются довольно сегментированно. В этой ситуации региональные специализированные индустриальные кластеры могут придать программам дополнительную операционную гибкость. На этом фоне в стратегии создания отраслевых кластеров в регионах усиливается акцент на задействовании административных возможностей для привлечения в региональные проекты дополнительных инвестиций.

Вместе с тем размытость понятия «клас­тер» несет в себе определенные риски диспропорций развития. Инвесторы при принятии решений начинают больше ориентироваться на размер административной поддержки, а не на чисто рыночные критерии. Иными словами, основной риск, который несет в себе кластеризация, – усиление лоббизма. И для купирования этого риска предъявляются повышенные требования к качеству административного ресурса. Правительство Санкт-Петербурга проводит достаточно взвешенную политику в отношении кластерного развития.

В данном случае ключевой целью ставится не просто создание новых рабочих мест, а пространственное развитие и расширение технологических цепочек с высоким уровнем добавленной стоимости.

Вопрос лишь в том, что такая региональная стратегия должна быть теснее увязана с федеральными программами развития импортозамещения и поддержки несырьевого экспорта. Пока, к сожалению, этот аспект проработан не­достаточно. Это дает основание критикам кластеризации говорить о том, что она в приграничных регионах, в первую очередь на Северо-Западе РФ, генерирует повышенные риски создания финансовых пылесосов. Поэтому целесообразно вернуться к практике формирования смешанных регионально-отраслевых технологических и инвестиционных цепочек, считает профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев. Это, правда, приведет к реструктуризации уже сложившийся системы кластеров, поскольку предполагает присмотр за ними со стороны не только правительств субъектов РФ, но и отраслевых министерств.

Тем не менее итоги экономического развития косвенно подтверждают эффективность действующей в Санкт‑Петербурге модели стимулирования промышленного производства. В частности, в январе – авгус­те 2021-го индекс промышленного производства по сравнению с соответствующим периодом прошлого года составил +7,7%, что на 3,2 п. п. больше, чем в среднем по России. Причем основной рост объемов выпуска продукции зафиксирован именно в тех сегментах, которые охвачены клас­терным подходом: в частности, индекс производства компьютеров, электронных и оптических изделий увеличился на 13%, автотранспортных средств – на 8,3%, производства машин и оборудования – на 5,9%, лекарств и материалов, применяемых в медицинских целях, – на 2,9%.

Точка зрения

Денис Мантуров,
министр промышленности и торговли РФ
– В Санкт-Петербурге намерены создавать новые кластеры. Мы обсудили с губернатором города возможности энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге. С учетом того, что есть Невский завод, «Силовые машины», Кировский завод, напрашивается создание единого центра для стимулирования их развития. Для участников такого кластера будут предусмотрены меры поддержки.

Александр Беглов,
губернатор Санкт-Петербурга
– В 2020 году город выделил на поддержку промышленности 21,2 млрд руб., еще 10 млрд было заложено на 2021-й. Промышленный сектор Санкт-Петербурга составляет более 25% от всей экономики, дает рабочие места 17% населения, это 352 тыс. человек. Индекс промышленного производства в текущем году продолжает расти. И этот рост продолжается с августа прошлого года. Причем в 2020-м Санкт-Петербург занял второе место в РФ после Москвы по несырьевому экспорту. Более 50% экспорта составила продукция с высокой добавленной стоимостью. Это свидетельство эффективности выбранной экономической политики правительства города. В том числе благодаря кластерному подходу. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 236 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-09 18:56:51.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 711 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 406506 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/6d2 [FILE_NAME] => Depositphotos_360329826_XL.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_360329826_XL.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => d5e248fc1259b4a01b1407785462043d [~src] => [SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [ALT] => Кластерный стимул для инноваций [TITLE] => Кластерный стимул для инноваций ) [~DETAIL_PICTURE] => 236 [DATE_ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 10:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 10:00:00 [ID] => 140 [~ID] => 140 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [TIMESTAMP_X] => 09.11.2021 18:56:51 [~TIMESTAMP_X] => 09.11.2021 18:56:51 [ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 10:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 10:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /region/obzory/klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /region/obzory/klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /region/obzory/klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /region/obzory/klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy [~CODE] => klasternyy-stimul-dlya-innovatsiy [EXTERNAL_ID] => 140 [~EXTERNAL_ID] => 140 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ. [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Кластерный стимул для инноваций [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Кластерный стимул для инноваций [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 140 [NAME] => Кластерный стимул для инноваций [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ. [DETAIL_TEXT] =>

Что посеяли в индустрии, то и проросло

Создание в регионах машиностроительных кластеров связано со стремлением создать наиболее благоприятные условия для развития промышленных предприятий и локализации высокотехнологичных производств. Среди основных направлений кластеризации экономических систем российских регионов можно назвать такие отрасли, как металлургия и металлообработка, производство электрооборудования и микроэлектроники, новых материалов, приборостроение. Отдельным направлением следует выделить информационно-коммуникационные технологии. В ряде регионов сформировались тенденции к созданию мультикластерных образований по межотраслевому (Липецкая область) или территориальному признаку (Уральский машиностроительный мульти­кластер, инновационный территориальный электротехнический кластер Чувашии и Марий Эл).

Формально к числу последних относится и инновационно-производственный мультикластер Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Однако его обычно выделяют в особый тип формирования, поскольку внутри него действует целый спектр кластеров. Причем в 2019 году управляющие компании пятнадцати из них создали совет кластеров Санкт-Петербурга, который призван выработать общую стратегию развития. Иными словами, речь о межотраслевой кооперации и интеграции предприятий кластеров для участия в региональных и национальных проектах, уточняет президент совета кластеров Санкт-Петербурга Валентин Макаров (президент НП «Руссофт»). Такая система прежде всего оптимизирует формирование производственно-логистических цепочек и подбор поставщиков. Сегодня совет кластеров координирует работу не менее 898 предприятий, из которых 647 – это представители малого бизнеса.

Нелишним будет напомнить, что сама идея кластерного подхода к развитию родилась именно в Санкт-Петербурге примерно 11 лет назад. Поначалу речь шла о бизнес-взаимодействии предприятий, тесно связанных между собой технологиями производства. Затем к этому процессу присоединилось правительство Северной столицы, под эгидой которого стали реализовывать проект создания технопарка. Одним из пионеров на этом пути стал кластер автопрома Северо-Запада, который и сегодня вносит наиболее существенный вклад в экономику региона (по этому параметру он соперничает только с кластером медицинской и фармацевтической промышленности Санкт-Петербурга). Этот кластер включен и в самую разветвленную систему кооперации, поскольку в городе на Неве сосредо­точены кластер транспортного машино­строения, научно-производственный арктический кластер Санкт-Петербурга (занимается производством и реализацией продукции и услуг для Арктики) и логистический кластер Северо-Запада.

Ряд региональных кластеров усилили свои позиции путем объединения. Например, так появился кластер информационных технологий и радиоэлектроники, в рамках которого действуют разработчики софта и поставщики компонентной базы. При этом у производителей электроники и вычислительной техники есть свой кластер. Оба они также тесно взаимодействуют между собой.

Масштаб региональный – амбиции федеральные

Кластеризация – процесс непрерывный. Поэтому в Санкт-Петербурге выделяют еще и несколько протокластеров в рамках инициатив ряда компаний, которые после определения стратегии и выбора управляющей организации могут сформировать кластер. Таких починов зарегистрировано не менее шести.

Например, в прошлом году Минпромторг России анонсировал создание клас­тера энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге, в который могут войти АО «Невский завод», АО «Силовые машины» и ПАО «Кировский завод». У каждого из них своя система кооперации. Поэтому, как считают в Минпромторге, напрашивается создание единого центра.

Однако реализация проекта на практике во многом будет зависеть от того, какие меры господдержки получат участники кластера. В принципе, три кита предполагаемого союза самодостаточны. Но в РФ сейчас поставлены масштабные задачи по развитию производства турбин мощностью 70, 110 и 160 МВт.

Ранее в России использовали в основном турбины для прокачки газа на базе авиа­двигателей, которые нельзя назвать экономичными. Эту задачу пытался решить «Газпром». Но очевидно, что для этого требуется помощь государства. Кроме того, следует учитывать, что в Санкт-Петербурге уже действует кластер инноваций в энергетике и промышленнос­ти, который занимается реализацией проек­тов по внедрению инновационного и импортозамещающего оборудования в ТЭК. Придется с ним каким-то образом, с одной стороны, делить функции, а с другой – выстраивать взаимодействие.

На территории Ленобласти зарегистрирован только один кластер – лесоперерабатывающий. В него входит 10 предприя­тий, сообщил эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. По его словам, еще два кластера находятся в стадии формирования. В правительстве Ленобласти подтвердили, что речь идет о судостроительной и пищевой промышленности. Сложность состоит в том, что в Санкт-Петербурге аналогичные предприятия образуют свои кластеры, сфера деятельности которых будет пересекаться с новыми образованиями. Так или иначе, между ними потребуется взаимодействие. Для этого правительства двух субъектов РФ должны договориться друг с другом. Однако каждый из них хочет притянуть инвесторов к себе. Отсюда и желание Ленобласти приземлить клас­тер судостроения на своей территории, то есть под эгидой не АО «Технопарк Санкт-Петербурга», а Центра развития промышленности Ленобласти.

Как отмечают аналитики, у правительства Ленобласти перед глазами есть пример кластера автопрома Северо-Запада: в свое время он отнял у города на Неве слишком много площади и бюджетных мест, а налоговые поступления от резидентов в дальнейшем стали уходить в другие регионы.

Кроме того, следует иметь в виду, что питерские судостроители стоят в клас­терной системе особняком: основу в ней представляют предприятия, входящие в ОАО «Объединенная судостроительная корпорация». Оно, собственно, и определяет стратегию компаний. Это, по сути, отраслевой кластер, который имеет широкий круг предприятий в Санкт-Петербурге. Тем не менее правительства Санкт-Петербурга и Леноблас­ти не оставляют попыток создать свои судостроительные кластеры. А в 2021 году о подобной инициативе заговорили и власти Калининградской области – под эгидой соответственно Центра поддержки предпринимательства Калининградской области. Причем все три субъекта РФ декларируют для своих кластеров схожие цели – прежде всего выход на мировой рынок судостроения. Отсюда просматривается и основная проблема: интересы судостроителей уходят своими корнями на федеральный уровень, а регионам есть смысл оказывать им свою поддержку лишь в случае локализации нацпроектов на их территории. В таком случае не очень понятно, как именно регионам удастся реализовать одно из основных преимуществ кластерной экономики для бизнеса – возможность эффективно распределить ресурсы и риски при реализации сложных проектов в такой высокотехнологичной отрасли, как судостроение.

Пряник стимулирования

Как подтвердила выставка «Нева-2021», за то, чтобы проникнуть в сферу кооперации с судостроителями Северо-Запада, готовы побороться сотни предприятий из самых разных регионов РФ, а также целый ряд иностранных компаний. Однако никто не спешит впустить отечест­венных производителей на глобальные рынки судостроения. Это другой уровень продвижения проектов.

Поэтому возникают идеи создания кластерных объединений на федеральном уровне. Прежде всего вопрос касается сети научно-промышленных кластеров двойного назначения. Они позиционируются в качестве опорного промышленного каркаса РФ, эффективного инструмента реиндустриализации региональной экономики и диверсификации ОПК, считают в коллегии Военно-промышленной комиссии РФ.

Подобные инициативы предполагают использование принципов государст­венно-частного партнерства, поскольку иначе сложно привлечь малые и средние инновационные компании к сотрудничеству с организациями ОПК. Соответственно и приглядывать за такой кооперацией придется органам федеральной, а не региональной исполнительной власти.

Правда, пока предложенные схемы сложно вписать в общепринятые модели кластерной межотраслевой кооперации. Они больше напоминают инструменты борьбы за привлечение бюджетных средств. Между тем кластерная модель предполагает повышение конкурентоспособности и инновационности прежде всего за счет налаживания общей инфраструктуры кооперации. Иными словами, чтобы придерживаться кластерной политики развития, предприятиям выгодно выступать единым фронтом по стратегическим для них направлениям.

Опыт кластеров Санкт-Петербурга показывает, что в роли таковых могут выступать выработка стандартов для профессионального обучения кадров и учас­тие в региональных проектах. Соответственно чем подобных проектов больше, тем активнее развивается кластеризация. Это подтверждает, в частности, развитие кластеров автопрома и фармацевтики на основе исторически сложившейся локации в Санкт-Петербурге предприятий, научно-исследовательских организаций и медицинских вузов. У них есть общая цель – устранение технологического отставания на всех этапах жизненного цикла выпускаемых лекарственных средств (от научных исследований до внедрения в медицинскую практику) и увеличение доли эффективных препаратов по сравнению с дженериками.

Еще одним стимулом для кластерного развития служит стремление к совершенствованию законодательной базы для продвижения продукции на рынках. Именно такую цель ставит для себя композитный кластер Санкт-Петербурга. Его задача – объединить усилия игроков для создания условий по расширению применения композитов, прежде всего в РФ. И в первую очередь координация усилий сосредоточена на расширении круга компаний-партнеров в цепочке кооперации от научных разработок до выпуска готовых изделий из композитов. Последние необходимо не просто создать, их еще нужно продвинуть на рынке.

Риски и перспективы

В целом кластеризацию в РФ рассмат­ривают как один из драйверов в палитре инструментов стимулирования промышленного роста наряду с поддержкой импортозамещения и несырьевого экспорта. Последние два имеют, как полагают эксперты, существенную уязвимость: в условиях четвертой промышленной революции подобные проекты развиваются довольно сегментированно. В этой ситуации региональные специализированные индустриальные кластеры могут придать программам дополнительную операционную гибкость. На этом фоне в стратегии создания отраслевых кластеров в регионах усиливается акцент на задействовании административных возможностей для привлечения в региональные проекты дополнительных инвестиций.

Вместе с тем размытость понятия «клас­тер» несет в себе определенные риски диспропорций развития. Инвесторы при принятии решений начинают больше ориентироваться на размер административной поддержки, а не на чисто рыночные критерии. Иными словами, основной риск, который несет в себе кластеризация, – усиление лоббизма. И для купирования этого риска предъявляются повышенные требования к качеству административного ресурса. Правительство Санкт-Петербурга проводит достаточно взвешенную политику в отношении кластерного развития.

В данном случае ключевой целью ставится не просто создание новых рабочих мест, а пространственное развитие и расширение технологических цепочек с высоким уровнем добавленной стоимости.

Вопрос лишь в том, что такая региональная стратегия должна быть теснее увязана с федеральными программами развития импортозамещения и поддержки несырьевого экспорта. Пока, к сожалению, этот аспект проработан не­достаточно. Это дает основание критикам кластеризации говорить о том, что она в приграничных регионах, в первую очередь на Северо-Западе РФ, генерирует повышенные риски создания финансовых пылесосов. Поэтому целесообразно вернуться к практике формирования смешанных регионально-отраслевых технологических и инвестиционных цепочек, считает профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев. Это, правда, приведет к реструктуризации уже сложившийся системы кластеров, поскольку предполагает присмотр за ними со стороны не только правительств субъектов РФ, но и отраслевых министерств.

Тем не менее итоги экономического развития косвенно подтверждают эффективность действующей в Санкт‑Петербурге модели стимулирования промышленного производства. В частности, в январе – авгус­те 2021-го индекс промышленного производства по сравнению с соответствующим периодом прошлого года составил +7,7%, что на 3,2 п. п. больше, чем в среднем по России. Причем основной рост объемов выпуска продукции зафиксирован именно в тех сегментах, которые охвачены клас­терным подходом: в частности, индекс производства компьютеров, электронных и оптических изделий увеличился на 13%, автотранспортных средств – на 8,3%, производства машин и оборудования – на 5,9%, лекарств и материалов, применяемых в медицинских целях, – на 2,9%.

Точка зрения

Денис Мантуров,
министр промышленности и торговли РФ
– В Санкт-Петербурге намерены создавать новые кластеры. Мы обсудили с губернатором города возможности энергетического машиностроения в Санкт-Петербурге. С учетом того, что есть Невский завод, «Силовые машины», Кировский завод, напрашивается создание единого центра для стимулирования их развития. Для участников такого кластера будут предусмотрены меры поддержки.

Александр Беглов,
губернатор Санкт-Петербурга
– В 2020 году город выделил на поддержку промышленности 21,2 млрд руб., еще 10 млрд было заложено на 2021-й. Промышленный сектор Санкт-Петербурга составляет более 25% от всей экономики, дает рабочие места 17% населения, это 352 тыс. человек. Индекс промышленного производства в текущем году продолжает расти. И этот рост продолжается с августа прошлого года. Причем в 2020-м Санкт-Петербург занял второе место в РФ после Москвы по несырьевому экспорту. Более 50% экспорта составила продукция с высокой добавленной стоимостью. Это свидетельство эффективности выбранной экономической политики правительства города. В том числе благодаря кластерному подходу. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 236 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-09 18:56:51.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 711 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 406506 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/6d2 [FILE_NAME] => Depositphotos_360329826_XL.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_360329826_XL.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => d5e248fc1259b4a01b1407785462043d [~src] => [SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/6d2/Depositphotos_360329826_XL.jpg [ALT] => Кластерный стимул для инноваций [TITLE] => Кластерный стимул для инноваций ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 10.11.2021 10:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 295 [VALUE] => Александр Солнцев [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Александр Солнцев [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 296 [VALUE] => 237 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 237 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 297 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [MORE_PHOTO] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => [~SERVER_NAME] => ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 79 [~ID] => 79 [CODE] => region [~CODE] => region [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Регион [~NAME] => Регион [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /region/ [~SECTION_PAGE_URL] => /region/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Регион [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Регион [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Регион [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Регион [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Регион ) ) [1] => Array ( [ID] => 93 [~ID] => 93 [CODE] => obzory [~CODE] => obzory [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 79 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 79 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Обзоры [~NAME] => Обзоры [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /region/obzory/ [~SECTION_PAGE_URL] => /region/obzory/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Обзоры [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_META_TITLE] => Новости региона [SECTION_META_KEYWORDS] => Новости региона [SECTION_META_DESCRIPTION] => Актуальные и свежие новости региона России [SECTION_PAGE_TITLE] => Обзоры ) ) ) ) [SECTION_URL] => /region/obzory/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [ELEMENT_CHAIN] => Кластерный стимул для инноваций [BROWSER_TITLE] => Кластерный стимул для инноваций [KEYWORDS] => Кластерный стимул для инноваций [DESCRIPTION] => Активная генерация технологических инноваций в машиностроительном комплексе Санкт-Петербурга во многом обусловлена кластерным подходом к развитию промышленности. В этом отношении Северная столица считается пионером в РФ. ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар