Климатические контрасты

Климатические контрасты

27.10.2021 11:00:00 Автор: Юлия Чернышевская
Климатические контрасты

В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК.



Рискуют все

Директор ESG практики Baikal Communications Group, консультант в области циркулярной экономики организации – консультанта ООН Hecho Por Nosotros (Аргентина), российский эксперт программ развития UNDP Наталья Маковецкая начала с того, что российская география требует от бизнеса и государства учитывать все потенциальные климатические риски. «Мы подвержены и рискам засухи, и наводнениям, и землетрясениям, на территории страны бывают цунами и даже тайфуны», – подчеркнула она.
При этом для каждого региона подход к предупреждению климатических рисков будет своим. Так, ключевые опасения Севера и Арктических территорий кроются в деградации вечной мерзлоты и почвы, и расположенные там в избытке добывающие компании должны адаптировать существующую инфраструктуру к этим изменениям – разрушению почв и, как следствие, конструкций, на них стоящих, потенциальному заражению почв и воздуха в связи с обрушениями или повреждениями определенных построек.
Другая полярность – южные регионы. По словам Н. Маковецкой, здесь на сцену выступают засухи, изменение состава почв и их деградация, нарушение экологического баланса. «В ближайшие годы мы можем столкнуться с продовольственным кризисом, который станет следствием изменения климата», – добавила она.
Уходя от территориального принципа, Степан Яшин, партнер McKinsey Россия, предложил разделить климатические риски две иные группы. Первая – это физические риски, которые могут вести как к непосредственному разрушению инфраструктуры и активов, так и повлечь за собой нарушения цепочки поставок (актив не страдает, но неминуем рост затрат, связанных с производством). На примере горно-металлургической отрасли он объяснил масштаб этих рисков. Так, в первую категорию можно отнести тот факт, что порядка 40% добычи железной руды в России находятся в зоне потенциального затопления. Другой пример – реализация риска суровой засухи потребует от отрасли до $140 млрд дополнительных инвестиций для модернизации производства.
Ко второй категории С. Яшин отнес риски энергетического перехода, которые подразделяются на регуляторные и рыночные. Трансграничное углеродное регулирование и другие зеленые инициативы могут изменить структуру рынка, а меняющийся в новых условиях спрос повлияет на ценообразование и рентабельность бизнеса. По словам эксперта, если будет принята цель по снижению температуры на 1,5 градуса, то порядка 30–45% активов нефтегазовых компаний останутся неизвлеченными, что составляет около 900 млрд глобальной стоимости.
Важно помнить не только о денежных и экологических, но и о социальных потерях, подчеркнула Н. Маковецкая. «Кажется, что изменения климата бьют в первую очередь по другим отраслям. Но эти изменения скажутся и на госполитике. Климатическая миграция внутри страны будет нарастать. Люди будут стремиться покинуть наиболее подверженные изменениям климата регионы, население будет сокращаться также в неблагополучных приграничных регионах, в первую очередь Центральной Азии. Это может привести к социальным и культурны конфликтам. К подобным сценариям надо быть готовым как принимающим регионам, так и тем, откуда идет отток, ведь они теряют своих профессионалов», – предупредила Н. Маковецкая.

Бизнес-оптимисты

Впрочем, климатические изменения несут с собой не только риски разрушения устоявшейся бизнес-структуры, но и возможности для отдельных отраслей. Так, к примеру, реализация энергетического перехода, по мнению С. Яшина, может подтолкнуть экспортный потенциал отраслей АПК и производства минудобрений. Начальник управления анализа рынка акций электроэнергетики и устойчивого развития «ВТБ Капитал» Владимир Скляр привел пример позитивного влияния на энергетическую отрасль: изменения климата привели к тому, что летний пик энергопотребления вырос за 5 лет на 30%.

Позитивной оценки перспектив бизнеса придерживается и Николай Иванов, вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике лесопромышленного холдинга Segezha Group. Он отметил, что изменение температурного режима – действительно риск для компании, причем он реализуется не только в предсказуемом повышении пожароопасности, но и в быстром распространении лесных вредителей. Недостаток осадков, в свою очередь, ведет к изменению режима водопользования, а значит, традиционные водные артерии будут бесполезны в период навигации. «Однако все это происходит с определенной периодичностью, и мы к этому готовы. Вместе с тем потепление резко увеличивает прирост древесины, а это как увеличение актива для нас, так и возрастание поглощения углерода, что важно для сохранения климата. Кроме того, если в результате таяния льдов мы вернемся к регулярному использованию Северного морского пути, изменятся логистические затраты. Так что я вижу больше позитива в тренде, чем негатива», – подчеркнул он.

Превратить риски в возможности, как считает Ф. Гаджин, можно, только поменяв традиционную систему управления рисками. «Недостаточно просто посадить группу экспертов в темную комнату, чтобы они подумали, где возникают риски, надо изменить структуру организации, чтобы каждый держал этот вопрос в голове», – подчеркнул эксперт. И задача эта, по его мнению, далеко не проста: серьезные проекты требуют ощутимых капиталовложений, а возврат этих инвестиций пока неочевиден. Кроме того, надо как-то мотивировать сотрудников. «Тема обладает яркой эмоциональной составляющей, но этого недостаточно, чтобы мотивировать людей вести себя ответственно», – посетовал эксперт. К тому же, как подчеркнул Ф. Гаджин, надо четко понять, как именно отслеживать выполнение новых ESG-обязательств: сформировать требования к отчетности и раскрытию информации.

Чтобы опознавать и идентифицировать риски, надо, по мнению эксперта, не только смотреть на все участки создания ценности продукта, но и понимать, что происходит за периметром компании: смотреть на то, как ведут себя поставщики, как пользуется продуктом потребитель, как утилизируется продукт. Это – новое веяние на рынке, теперь производитель будто бы несет ответственность не только за свои действия, но и за решения своих партнеров.

Как подчеркнул С. Яшин, на длинной дистанции любая отрасль подвержена тем или иным климатическим рискам. В сочетании с повышением требований рынка к социальной ответственности это обязывает практически все действующие компании быть вовлеченными в климатическую проблему. А значит, ставка на авось не сыграет, и надежда на то, что изменение климата коснется лишь условных энергетиков, – лишь самообман.



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 115
    [~XML_ID] => 115
    [NAME] => Климатические контрасты 
    [~NAME] => Климатические контрасты 
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК.
    [~PREVIEW_TEXT] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК.
    [DETAIL_TEXT] => 

Рискуют все

Директор ESG практики Baikal Communications Group, консультант в области циркулярной экономики организации – консультанта ООН Hecho Por Nosotros (Аргентина), российский эксперт программ развития UNDP Наталья Маковецкая начала с того, что российская география требует от бизнеса и государства учитывать все потенциальные климатические риски. «Мы подвержены и рискам засухи, и наводнениям, и землетрясениям, на территории страны бывают цунами и даже тайфуны», – подчеркнула она.
При этом для каждого региона подход к предупреждению климатических рисков будет своим. Так, ключевые опасения Севера и Арктических территорий кроются в деградации вечной мерзлоты и почвы, и расположенные там в избытке добывающие компании должны адаптировать существующую инфраструктуру к этим изменениям – разрушению почв и, как следствие, конструкций, на них стоящих, потенциальному заражению почв и воздуха в связи с обрушениями или повреждениями определенных построек.
Другая полярность – южные регионы. По словам Н. Маковецкой, здесь на сцену выступают засухи, изменение состава почв и их деградация, нарушение экологического баланса. «В ближайшие годы мы можем столкнуться с продовольственным кризисом, который станет следствием изменения климата», – добавила она.
Уходя от территориального принципа, Степан Яшин, партнер McKinsey Россия, предложил разделить климатические риски две иные группы. Первая – это физические риски, которые могут вести как к непосредственному разрушению инфраструктуры и активов, так и повлечь за собой нарушения цепочки поставок (актив не страдает, но неминуем рост затрат, связанных с производством). На примере горно-металлургической отрасли он объяснил масштаб этих рисков. Так, в первую категорию можно отнести тот факт, что порядка 40% добычи железной руды в России находятся в зоне потенциального затопления. Другой пример – реализация риска суровой засухи потребует от отрасли до $140 млрд дополнительных инвестиций для модернизации производства.
Ко второй категории С. Яшин отнес риски энергетического перехода, которые подразделяются на регуляторные и рыночные. Трансграничное углеродное регулирование и другие зеленые инициативы могут изменить структуру рынка, а меняющийся в новых условиях спрос повлияет на ценообразование и рентабельность бизнеса. По словам эксперта, если будет принята цель по снижению температуры на 1,5 градуса, то порядка 30–45% активов нефтегазовых компаний останутся неизвлеченными, что составляет около 900 млрд глобальной стоимости.
Важно помнить не только о денежных и экологических, но и о социальных потерях, подчеркнула Н. Маковецкая. «Кажется, что изменения климата бьют в первую очередь по другим отраслям. Но эти изменения скажутся и на госполитике. Климатическая миграция внутри страны будет нарастать. Люди будут стремиться покинуть наиболее подверженные изменениям климата регионы, население будет сокращаться также в неблагополучных приграничных регионах, в первую очередь Центральной Азии. Это может привести к социальным и культурны конфликтам. К подобным сценариям надо быть готовым как принимающим регионам, так и тем, откуда идет отток, ведь они теряют своих профессионалов», – предупредила Н. Маковецкая.

Бизнес-оптимисты

Впрочем, климатические изменения несут с собой не только риски разрушения устоявшейся бизнес-структуры, но и возможности для отдельных отраслей. Так, к примеру, реализация энергетического перехода, по мнению С. Яшина, может подтолкнуть экспортный потенциал отраслей АПК и производства минудобрений. Начальник управления анализа рынка акций электроэнергетики и устойчивого развития «ВТБ Капитал» Владимир Скляр привел пример позитивного влияния на энергетическую отрасль: изменения климата привели к тому, что летний пик энергопотребления вырос за 5 лет на 30%.

Позитивной оценки перспектив бизнеса придерживается и Николай Иванов, вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике лесопромышленного холдинга Segezha Group. Он отметил, что изменение температурного режима – действительно риск для компании, причем он реализуется не только в предсказуемом повышении пожароопасности, но и в быстром распространении лесных вредителей. Недостаток осадков, в свою очередь, ведет к изменению режима водопользования, а значит, традиционные водные артерии будут бесполезны в период навигации. «Однако все это происходит с определенной периодичностью, и мы к этому готовы. Вместе с тем потепление резко увеличивает прирост древесины, а это как увеличение актива для нас, так и возрастание поглощения углерода, что важно для сохранения климата. Кроме того, если в результате таяния льдов мы вернемся к регулярному использованию Северного морского пути, изменятся логистические затраты. Так что я вижу больше позитива в тренде, чем негатива», – подчеркнул он.

Превратить риски в возможности, как считает Ф. Гаджин, можно, только поменяв традиционную систему управления рисками. «Недостаточно просто посадить группу экспертов в темную комнату, чтобы они подумали, где возникают риски, надо изменить структуру организации, чтобы каждый держал этот вопрос в голове», – подчеркнул эксперт. И задача эта, по его мнению, далеко не проста: серьезные проекты требуют ощутимых капиталовложений, а возврат этих инвестиций пока неочевиден. Кроме того, надо как-то мотивировать сотрудников. «Тема обладает яркой эмоциональной составляющей, но этого недостаточно, чтобы мотивировать людей вести себя ответственно», – посетовал эксперт. К тому же, как подчеркнул Ф. Гаджин, надо четко понять, как именно отслеживать выполнение новых ESG-обязательств: сформировать требования к отчетности и раскрытию информации.

Чтобы опознавать и идентифицировать риски, надо, по мнению эксперта, не только смотреть на все участки создания ценности продукта, но и понимать, что происходит за периметром компании: смотреть на то, как ведут себя поставщики, как пользуется продуктом потребитель, как утилизируется продукт. Это – новое веяние на рынке, теперь производитель будто бы несет ответственность не только за свои действия, но и за решения своих партнеров.

Как подчеркнул С. Яшин, на длинной дистанции любая отрасль подвержена тем или иным климатическим рискам. В сочетании с повышением требований рынка к социальной ответственности это обязывает практически все действующие компании быть вовлеченными в климатическую проблему. А значит, ставка на авось не сыграет, и надежда на то, что изменение климата коснется лишь условных энергетиков, – лишь самообман. [~DETAIL_TEXT] =>

Рискуют все

Директор ESG практики Baikal Communications Group, консультант в области циркулярной экономики организации – консультанта ООН Hecho Por Nosotros (Аргентина), российский эксперт программ развития UNDP Наталья Маковецкая начала с того, что российская география требует от бизнеса и государства учитывать все потенциальные климатические риски. «Мы подвержены и рискам засухи, и наводнениям, и землетрясениям, на территории страны бывают цунами и даже тайфуны», – подчеркнула она.
При этом для каждого региона подход к предупреждению климатических рисков будет своим. Так, ключевые опасения Севера и Арктических территорий кроются в деградации вечной мерзлоты и почвы, и расположенные там в избытке добывающие компании должны адаптировать существующую инфраструктуру к этим изменениям – разрушению почв и, как следствие, конструкций, на них стоящих, потенциальному заражению почв и воздуха в связи с обрушениями или повреждениями определенных построек.
Другая полярность – южные регионы. По словам Н. Маковецкой, здесь на сцену выступают засухи, изменение состава почв и их деградация, нарушение экологического баланса. «В ближайшие годы мы можем столкнуться с продовольственным кризисом, который станет следствием изменения климата», – добавила она.
Уходя от территориального принципа, Степан Яшин, партнер McKinsey Россия, предложил разделить климатические риски две иные группы. Первая – это физические риски, которые могут вести как к непосредственному разрушению инфраструктуры и активов, так и повлечь за собой нарушения цепочки поставок (актив не страдает, но неминуем рост затрат, связанных с производством). На примере горно-металлургической отрасли он объяснил масштаб этих рисков. Так, в первую категорию можно отнести тот факт, что порядка 40% добычи железной руды в России находятся в зоне потенциального затопления. Другой пример – реализация риска суровой засухи потребует от отрасли до $140 млрд дополнительных инвестиций для модернизации производства.
Ко второй категории С. Яшин отнес риски энергетического перехода, которые подразделяются на регуляторные и рыночные. Трансграничное углеродное регулирование и другие зеленые инициативы могут изменить структуру рынка, а меняющийся в новых условиях спрос повлияет на ценообразование и рентабельность бизнеса. По словам эксперта, если будет принята цель по снижению температуры на 1,5 градуса, то порядка 30–45% активов нефтегазовых компаний останутся неизвлеченными, что составляет около 900 млрд глобальной стоимости.
Важно помнить не только о денежных и экологических, но и о социальных потерях, подчеркнула Н. Маковецкая. «Кажется, что изменения климата бьют в первую очередь по другим отраслям. Но эти изменения скажутся и на госполитике. Климатическая миграция внутри страны будет нарастать. Люди будут стремиться покинуть наиболее подверженные изменениям климата регионы, население будет сокращаться также в неблагополучных приграничных регионах, в первую очередь Центральной Азии. Это может привести к социальным и культурны конфликтам. К подобным сценариям надо быть готовым как принимающим регионам, так и тем, откуда идет отток, ведь они теряют своих профессионалов», – предупредила Н. Маковецкая.

Бизнес-оптимисты

Впрочем, климатические изменения несут с собой не только риски разрушения устоявшейся бизнес-структуры, но и возможности для отдельных отраслей. Так, к примеру, реализация энергетического перехода, по мнению С. Яшина, может подтолкнуть экспортный потенциал отраслей АПК и производства минудобрений. Начальник управления анализа рынка акций электроэнергетики и устойчивого развития «ВТБ Капитал» Владимир Скляр привел пример позитивного влияния на энергетическую отрасль: изменения климата привели к тому, что летний пик энергопотребления вырос за 5 лет на 30%.

Позитивной оценки перспектив бизнеса придерживается и Николай Иванов, вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике лесопромышленного холдинга Segezha Group. Он отметил, что изменение температурного режима – действительно риск для компании, причем он реализуется не только в предсказуемом повышении пожароопасности, но и в быстром распространении лесных вредителей. Недостаток осадков, в свою очередь, ведет к изменению режима водопользования, а значит, традиционные водные артерии будут бесполезны в период навигации. «Однако все это происходит с определенной периодичностью, и мы к этому готовы. Вместе с тем потепление резко увеличивает прирост древесины, а это как увеличение актива для нас, так и возрастание поглощения углерода, что важно для сохранения климата. Кроме того, если в результате таяния льдов мы вернемся к регулярному использованию Северного морского пути, изменятся логистические затраты. Так что я вижу больше позитива в тренде, чем негатива», – подчеркнул он.

Превратить риски в возможности, как считает Ф. Гаджин, можно, только поменяв традиционную систему управления рисками. «Недостаточно просто посадить группу экспертов в темную комнату, чтобы они подумали, где возникают риски, надо изменить структуру организации, чтобы каждый держал этот вопрос в голове», – подчеркнул эксперт. И задача эта, по его мнению, далеко не проста: серьезные проекты требуют ощутимых капиталовложений, а возврат этих инвестиций пока неочевиден. Кроме того, надо как-то мотивировать сотрудников. «Тема обладает яркой эмоциональной составляющей, но этого недостаточно, чтобы мотивировать людей вести себя ответственно», – посетовал эксперт. К тому же, как подчеркнул Ф. Гаджин, надо четко понять, как именно отслеживать выполнение новых ESG-обязательств: сформировать требования к отчетности и раскрытию информации.

Чтобы опознавать и идентифицировать риски, надо, по мнению эксперта, не только смотреть на все участки создания ценности продукта, но и понимать, что происходит за периметром компании: смотреть на то, как ведут себя поставщики, как пользуется продуктом потребитель, как утилизируется продукт. Это – новое веяние на рынке, теперь производитель будто бы несет ответственность не только за свои действия, но и за решения своих партнеров.

Как подчеркнул С. Яшин, на длинной дистанции любая отрасль подвержена тем или иным климатическим рискам. В сочетании с повышением требований рынка к социальной ответственности это обязывает практически все действующие компании быть вовлеченными в климатическую проблему. А значит, ставка на авось не сыграет, и надежда на то, что изменение климата коснется лишь условных энергетиков, – лишь самообман. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 180 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-02 20:14:58.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 463 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 123107 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/000 [FILE_NAME] => climatechange.jpg [ORIGINAL_NAME] => climatechange.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 0282d9dfa36c434fb516e2f2531c1a1e [~src] => [SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [ALT] => Климатические контрасты [TITLE] => Климатические контрасты ) [~DETAIL_PICTURE] => 180 [DATE_ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 11:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 11:00:00 [ID] => 115 [~ID] => 115 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 115 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 115 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [TIMESTAMP_X] => 02.11.2021 20:14:58 [~TIMESTAMP_X] => 02.11.2021 20:14:58 [ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 11:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 11:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/klimaticheskie-kontrasty-/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/klimaticheskie-kontrasty-/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/klimaticheskie-kontrasty-/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/klimaticheskie-kontrasty-/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => klimaticheskie-kontrasty- [~CODE] => klimaticheskie-kontrasty- [EXTERNAL_ID] => 115 [~EXTERNAL_ID] => 115 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [SECTION_META_TITLE] => Климатические контрасты [SECTION_META_KEYWORDS] => Климатические контрасты [SECTION_META_DESCRIPTION] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК. [SECTION_PAGE_TITLE] => Климатические контрасты [ELEMENT_META_TITLE] => Климатические контрасты [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Климатические контрасты [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК. [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Климатические контрасты [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Климатические контрасты [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Климатические контрасты [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Климатические контрасты [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Климатические контрасты [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Климатические контрасты [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Климатические контрасты [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Климатические контрасты [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Климатические контрасты ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 115 [NAME] => Климатические контрасты [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК. [DETAIL_TEXT] =>

Рискуют все

Директор ESG практики Baikal Communications Group, консультант в области циркулярной экономики организации – консультанта ООН Hecho Por Nosotros (Аргентина), российский эксперт программ развития UNDP Наталья Маковецкая начала с того, что российская география требует от бизнеса и государства учитывать все потенциальные климатические риски. «Мы подвержены и рискам засухи, и наводнениям, и землетрясениям, на территории страны бывают цунами и даже тайфуны», – подчеркнула она.
При этом для каждого региона подход к предупреждению климатических рисков будет своим. Так, ключевые опасения Севера и Арктических территорий кроются в деградации вечной мерзлоты и почвы, и расположенные там в избытке добывающие компании должны адаптировать существующую инфраструктуру к этим изменениям – разрушению почв и, как следствие, конструкций, на них стоящих, потенциальному заражению почв и воздуха в связи с обрушениями или повреждениями определенных построек.
Другая полярность – южные регионы. По словам Н. Маковецкой, здесь на сцену выступают засухи, изменение состава почв и их деградация, нарушение экологического баланса. «В ближайшие годы мы можем столкнуться с продовольственным кризисом, который станет следствием изменения климата», – добавила она.
Уходя от территориального принципа, Степан Яшин, партнер McKinsey Россия, предложил разделить климатические риски две иные группы. Первая – это физические риски, которые могут вести как к непосредственному разрушению инфраструктуры и активов, так и повлечь за собой нарушения цепочки поставок (актив не страдает, но неминуем рост затрат, связанных с производством). На примере горно-металлургической отрасли он объяснил масштаб этих рисков. Так, в первую категорию можно отнести тот факт, что порядка 40% добычи железной руды в России находятся в зоне потенциального затопления. Другой пример – реализация риска суровой засухи потребует от отрасли до $140 млрд дополнительных инвестиций для модернизации производства.
Ко второй категории С. Яшин отнес риски энергетического перехода, которые подразделяются на регуляторные и рыночные. Трансграничное углеродное регулирование и другие зеленые инициативы могут изменить структуру рынка, а меняющийся в новых условиях спрос повлияет на ценообразование и рентабельность бизнеса. По словам эксперта, если будет принята цель по снижению температуры на 1,5 градуса, то порядка 30–45% активов нефтегазовых компаний останутся неизвлеченными, что составляет около 900 млрд глобальной стоимости.
Важно помнить не только о денежных и экологических, но и о социальных потерях, подчеркнула Н. Маковецкая. «Кажется, что изменения климата бьют в первую очередь по другим отраслям. Но эти изменения скажутся и на госполитике. Климатическая миграция внутри страны будет нарастать. Люди будут стремиться покинуть наиболее подверженные изменениям климата регионы, население будет сокращаться также в неблагополучных приграничных регионах, в первую очередь Центральной Азии. Это может привести к социальным и культурны конфликтам. К подобным сценариям надо быть готовым как принимающим регионам, так и тем, откуда идет отток, ведь они теряют своих профессионалов», – предупредила Н. Маковецкая.

Бизнес-оптимисты

Впрочем, климатические изменения несут с собой не только риски разрушения устоявшейся бизнес-структуры, но и возможности для отдельных отраслей. Так, к примеру, реализация энергетического перехода, по мнению С. Яшина, может подтолкнуть экспортный потенциал отраслей АПК и производства минудобрений. Начальник управления анализа рынка акций электроэнергетики и устойчивого развития «ВТБ Капитал» Владимир Скляр привел пример позитивного влияния на энергетическую отрасль: изменения климата привели к тому, что летний пик энергопотребления вырос за 5 лет на 30%.

Позитивной оценки перспектив бизнеса придерживается и Николай Иванов, вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике лесопромышленного холдинга Segezha Group. Он отметил, что изменение температурного режима – действительно риск для компании, причем он реализуется не только в предсказуемом повышении пожароопасности, но и в быстром распространении лесных вредителей. Недостаток осадков, в свою очередь, ведет к изменению режима водопользования, а значит, традиционные водные артерии будут бесполезны в период навигации. «Однако все это происходит с определенной периодичностью, и мы к этому готовы. Вместе с тем потепление резко увеличивает прирост древесины, а это как увеличение актива для нас, так и возрастание поглощения углерода, что важно для сохранения климата. Кроме того, если в результате таяния льдов мы вернемся к регулярному использованию Северного морского пути, изменятся логистические затраты. Так что я вижу больше позитива в тренде, чем негатива», – подчеркнул он.

Превратить риски в возможности, как считает Ф. Гаджин, можно, только поменяв традиционную систему управления рисками. «Недостаточно просто посадить группу экспертов в темную комнату, чтобы они подумали, где возникают риски, надо изменить структуру организации, чтобы каждый держал этот вопрос в голове», – подчеркнул эксперт. И задача эта, по его мнению, далеко не проста: серьезные проекты требуют ощутимых капиталовложений, а возврат этих инвестиций пока неочевиден. Кроме того, надо как-то мотивировать сотрудников. «Тема обладает яркой эмоциональной составляющей, но этого недостаточно, чтобы мотивировать людей вести себя ответственно», – посетовал эксперт. К тому же, как подчеркнул Ф. Гаджин, надо четко понять, как именно отслеживать выполнение новых ESG-обязательств: сформировать требования к отчетности и раскрытию информации.

Чтобы опознавать и идентифицировать риски, надо, по мнению эксперта, не только смотреть на все участки создания ценности продукта, но и понимать, что происходит за периметром компании: смотреть на то, как ведут себя поставщики, как пользуется продуктом потребитель, как утилизируется продукт. Это – новое веяние на рынке, теперь производитель будто бы несет ответственность не только за свои действия, но и за решения своих партнеров.

Как подчеркнул С. Яшин, на длинной дистанции любая отрасль подвержена тем или иным климатическим рискам. В сочетании с повышением требований рынка к социальной ответственности это обязывает практически все действующие компании быть вовлеченными в климатическую проблему. А значит, ставка на авось не сыграет, и надежда на то, что изменение климата коснется лишь условных энергетиков, – лишь самообман. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 180 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-02 20:14:58.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 463 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 123107 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/000 [FILE_NAME] => climatechange.jpg [ORIGINAL_NAME] => climatechange.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 0282d9dfa36c434fb516e2f2531c1a1e [~src] => [SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/000/climatechange.jpg [ALT] => Климатические контрасты [TITLE] => Климатические контрасты ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 27.10.2021 11:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 229 [VALUE] => Юлия Чернышевская [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Юлия Чернышевская [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 231 [VALUE] => 181 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 181 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 233 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( [ID] => 53 [TIMESTAMP_X] => 2022-02-18 14:42:30 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Дополнительные фотографии [ACTIVE] => Y [SORT] => 3000 [CODE] => MORE_PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg, webp [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Дополнительные фотографии [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [REST_ON] => N [~REST_ON] => N [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.myspi.ru [~SERVER_NAME] => www.myspi.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 104 [~ID] => 104 [CODE] => nyuans [~CODE] => nyuans [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Нюанс [~NAME] => Нюанс [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /nyuans/ [~SECTION_PAGE_URL] => /nyuans/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [SECTION_META_TITLE] => Нюанс [SECTION_META_KEYWORDS] => Нюанс [SECTION_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PAGE_TITLE] => Нюанс [ELEMENT_META_TITLE] => Нюанс [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Нюанс [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Нюанс [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Нюанс [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Нюанс [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Нюанс [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Нюанс [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Нюанс [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Нюанс [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Нюанс [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Нюанс ) ) [1] => Array ( [ID] => 115 [~ID] => 115 [CODE] => kommentarii [~CODE] => kommentarii [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 104 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 104 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Комментарии [~NAME] => Комментарии [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/ [~SECTION_PAGE_URL] => /nyuans/kommentarii/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [SECTION_META_TITLE] => Комментарии [SECTION_META_KEYWORDS] => Комментарии [SECTION_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PAGE_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_META_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Комментарии [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Комментарии [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Комментарии [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Комментарии ) ) ) ) [SECTION_URL] => /nyuans/kommentarii/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Климатические контрасты [ELEMENT_CHAIN] => Климатические контрасты [BROWSER_TITLE] => Климатические контрасты [KEYWORDS] => Климатические контрасты [DESCRIPTION] => В начале октября Минприроды России подготовило план адаптации к изменениям климата в сфере природопользования, а также назвало главные климатические риски для страны. Авторы документа отмечают, что наиболее разрушительными для России являются наводнения, лесные пожары и аномальная жара. Также за последние 20 лет вдвое выросло число опасных гидрометеорологических явлений. Как влияют климатические риски на бизнес и какие контрасты есть в этом поле, эксперты обсудили в рамках ESG-конгресса РБК. ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар