Роботы на тропе логистики

Роботы на тропе логистики

16.11.2021 09:00:00 Автор: Наталья Гусаченко
Роботы на тропе логистики

В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий?



Нехватка диктует внедрение

Роботизация складов – мировой тренд, вызванный необходимостью ускорения логистических процессов. По данным международной федерации робототехники World Robotics, в 2019 году на складах использовалось 75 тыс. роботов, а в прошлом году их число возросло до 114 тыс. Предполагается, что глобальный рынок складской робототехники в цепочке поставок достигнет $22,4 млрд уже к концу этого года.

В современных экономических условиях активно растет интенсивность товарооборота в онлайн-ритейле. Эффективно ответить на этот рост возможно, только полностью изменив технологическую платформу складской деятельности, включая роботизацию и диджитализацию.

В последнее десятилетие в странах – технологических лидерах наблюдается взрывной рост роботизации складской логистики. Только Amazon в США эксплуатирует флот из около 200 тыс. складских роботов. Зарубежные эксперты уверены, что мир стоит на пороге логистической революции.

В России драйвером тренда на роботизацию логистики стали три основных фактора. Первый – это нехватка линейного складского персонала до 20–30% и рост оплаты труда. Особенно острой проблема стала в период пандемии. Второй фактор – роботизация становится дешевле, хотя срок окупаемости по-прежнему достаточно большой. И третий фактор – рост себестоимости складской логистики. Увеличилась стоимость расходных материалов, и выросли ставки аренды площадок. По данным аналитиков Knight Frank, средняя ставка аренды в Московском регионе продолжает увеличиваться. В I полугодии она составляла 4150 руб. за квадратный метр в год, а по итогам 9 месяцев 2021-го – уже 4600 руб. Аналитики прогнозируют, что к концу года средняя ставка аренды достигнет 4800 руб. за квадратный метр в год.

Но в целом в России, как отмечает исполнительный директор компании Nissa Engineering Михаил Кувшинов, роботизация складов только началась – и темп внедрения нарастает. «В России, к сожалению, зачастую идет переизобретение велосипеда. Тележка, целиком собранная из импортных компонентов, – это отечественное производство, его надо поддерживать. Роботизированная система, собранная из импортированных как целое тележек, с доработанным программным обеспечением, проведенной на месте интеграцией со складской системой заказчика, локальным сервисом – нет. Но мы верим, что перспективы роботизации именно во внедрении лучших мировых достижений, норм и практик. Потому что роботизация при успешном внедрении дает очень высокий мультипликатор», – комментирует М. Кувшинов.

По данным исследования PwC, российский рынок имеет очень высокий уровень зрелости цифровых решений и крайне низкий – роботизации систем складского хранения, причем оба фактора создают сильный эффект, добавляет президент Межрегиональной ассоциации курьерских служб Александр Митюков.

О зарождающемся в России опыте говорит и руководитель отдела транспортно-экспедиционного обслуживания ГК «Аривист» Юрий Баранов. «Складскую логистику в нашей стране нельзя назвать современной. Большинство складов остаются на уровне технологий XX века. Логистика не может быть современной без внедрения технологий, в том числе роботизации. Современные склады – это склады 3PL и 4PL. Роботизацию внедряют в основном современные складские комплексы, а также склады в пределах крупных заводов-изготовителей. Однако в масштабах страны таких складов крайне мало», – говорит он.

В целом, с одной стороны, рост роботизации есть. С другой – его темпы невелики. Дальнейшее увеличение темпов роботизации зависит от готовности бизнеса инвестировать в долгосрочные проекты, веры в стратегическое будущее и готовности государства поддерживать инновации.

Технологии не стоят на месте.

В мире появляется все больше разно­образных инновационных решений.

С развитием технологий стоимость внед­рения роботизированной техники снижается, тем самым делая ее доступнее для внедрения не только в крупном, но и в среднем бизнесе, добавляет Ю. Баранов.

В то же время директор производственного департамента службы доставки Boxberry Александр Левин отмечает, что сейчас крупные ритейлеры доверяют роботам не только складские, но и транспортные операции. При этом динамично развивается роботизированная сортировка – молодая и перспективная отрасль складской логистики. Ожидается, что в обозримом будущем на скоростных российских магистралях появятся беспилотные грузовики.

Пока же на современных складах применяются роботы с различными функциями. Например, они используются при перемещении грузов. Стандартный процесс выглядит так: клиент приезжает в зону выдачи грузов, оператор передает данные о заказе WMS-системе, которая назначает линейного сотрудника из зоны хранения для сбора отправления. Сотрудник идет в зону хранения, находит нужную ячейку, забирает отправление и доставляет на выдачу. При этом 70% времени уходит на перемещение сотрудника между различными зонами на складе.

Роботы делают это быстрее и точнее. Это позволяет сократить число линейного персонала, оптимизировать расходы на внутрискладскую логистику. Но в этом отношении российский рынок отстает от западных и азиатских. «Одна из причин – мы пока не достигли уровня, когда все посылки и грузы имеют единую геометрию и унифицированную упаковку. Это сдерживает применение роботов для сортировки и комплектации грузов», – отмечает операционный директор логис­тической компании «ПЭК: Easy Way» Дмитрий Воеводин.

Сократить расходы и обезопасить процесс

На существующих складах роботы являются хорошим решением для авто­матизации логистических процессов, позволяя повысить производительность без необходимости перестраивать предприятия. Инновационная и роботизированная логистика на складах сокращает операционные расходы. Например, такому гиганту, как Amazon, роботизация позволила снизить операционные расходы на содержание складов на 20%.

По оценке McKinsey Global Institute, снижение OPEX после автоматизации в каждой из отраслей может составлять от 15 до 30%.

К основным факторам, позволяющим повысить производительность труда, А. Митюков относит минимизацию человеческого фактора; автоматизацию всех процессов, полный цифровой контроль всех этапов бизнес-процессов на складе; применение умных информационных складских систем на основе AI и big data, которые позволят эффективнее оптимизировать складскую логистику; высокую плотность хранения и работу склада 24/7 без потери производительности.

Общей цифры по сокращению операционных расходов именно в складской логистике нет. Все зависит от набора конкретных операций, которые будет выполнять робот, от уровня их сложности и уровня общего покрытия производственной деятельности роботизированными системами. Поэтому в одних реалиях роботизированная логистика сокращает операционные расходы незначительно, а в других – довольно существенно. Роботизированные технологии в целом делают систему надежнее и помогают снизить рис­ки. Сравнить, к примеру, конвейерную систему сортировки на складе и сортировку роботами. В конвейерной системе есть критические компоненты, если они выйдут из строя, например, сортер остановится. Роботизированная сортировка в этом плане более устойчива: если из строя выйдет один или несколько ее компонентов, производительность снизится, но полностью сортировка не остановится.

Использование роботов также позволяет уменьшить трудозатраты на перемещение грузов до 70% и сократить фонд оплаты труда, перенаправив персонал на другие цели.

«Робот изначально запрограммирован так, чтобы в любом случае избежать столкновений, он не нарушает правила техники безопасности или дорожного движения. Например, мы вместе с компанией Evocargo тестировали беспилотные грузоперевозки в логистическом хабе в Бутово. Грузовик доставлял палеты между складскими корпусами. Главным достижением проекта стала нулевая аварийность. Притом что в хабе в Бутово высокая загруженность и интенсивное движение. Каждый раз, когда водители в зоне движения беспилотного грузовика резко поворачивали или не следовали разметке, он останавливался, предотвращая ДТП», – рассказывает Д. Воеводин.

Как правило, производительность увеличивается в геометрической прогрессии: чем больше автоматизированный участок производства, тем выше общий показатель выработки и качество продукта. У прибыльности нет прямой корреляции. Она зависит от соотношения ручного труда и роботизированной замены, стоимости инновационных решений, стоимости их внедрения в операционную и производственную деятельность, поясняет Ю. Баранов.

Зависимость от оборачиваемости

Один из главных вопросов при оснащении складов роботами – сроки окупаемости и сокращение издержек. По статистике, робот окупает себя за 2–3 года, однако уже сейчас на рынке робототехники отмечается тенденция к снижению стоимости внедрения роботов на производствах. Ожидается, что сроки окупаемости будут сокращаться, а рентабельность роботизации складской логистики – повышаться.

Сегодняшний тренд – это ускорение доставки и повышение качества сервиса. Связано это во многом с взрывным ростом объема продаж в интернет-магазинах и на маркетплейсах. Поэтому задача фулфилмент-центра, где и обрабатываются отправления для e-commerce, – нарастить скорость операций и снизить количество ошибок.

«Например, чтобы убрать рутинные операции, быстрее считывать штрихкоды грузов, распределять их по нужным зонам для дальнейшей отправки, мы установили сортировочную линию. В сутки она может обработать до 28–30 тыс. отправлений. Если делать это вручную, показатель составит не более 12 тыс. отправлений», – говорит Д. Воеводин.

Стоимость сортировочной линии – около $2 млн. Срок окупаемости – до 5 лет. Но рентабельность вложений повышается, если приобретаемый механизм может быть модернизирован. Например, если изначально приобретают сортер с 12 рукавами и оборудуют его 12–24 дополнительными линиями, то срок оку­паемости сократится. Если такая возможность не заложена, механизмы быстро устаревают технологически.

Операционный директор СДЭК Олег Коробкин, отмечая, что в настоящее время многие игроки рынка складских услуг пробуют отдельные пилотные проекты, считает такие решения сильно кастомизированными, что делает инвестиции довольно значительными. «При расчете операционных расходов на складах необходим правильный расчет по эффективности, какой объем операций будет роботизирован, сколько сотрудников делают эту работу сейчас. Важна не только стоимость самой роботизации, но и стоимость владения, содержания нового оборудования. Полагаю, капитальные инвестиции на роботов и автоматизацию должны быть оправданы значительным увеличением производительности, от 40%», – говорит О. Коробкин.

В целом участники рынка сходятся во мнении, что в короткой и даже среднесрочной перспективе сложно окупить серье­зные вложения в роботизацию. Роботизация – это стратегический выигрыш, требующий ощутимых вложений в тактической перспективе. Готовность бизнеса инвестировать в подобные проекты зависит от возможности видеть эту перспективу и верить в отдаленное будущее.

Руководитель направления регионального развития бизнеса FM Logistic в России Артем Хомышин отмечает, что рентабельность инвестиций в роботизацию складской логистики также зависит от каждого конкретного проекта. Наиболее рентабельны подобные инвестиции для клиентов с высокой оборачиваемостью продукции, на складах которых большой сток, широкий ассортимент мелкоштучной продукции и большое количество SKU (единиц складского учета). Яркими примерами являются решения для игроков рынка онлайн-ритейла, автомобильной промышленности, электроники, а также парфюмерии и косметики.

Вытеснить на дальнюю периферию

Несмотря на общее развитие, некоторые крупные интернет-магазины и фулфилменты сегодня принципиально не роботизируются. Участники рынка объясняют это тем, что бурный рост отрасли не дает возможности стабилизировать процессы, необходимо быстро наращивать мощности, быстрее открывать склады с людьми, но без роботов. Однако впоследствии они будут работать эффективностью, что заставит вводить проекты по автоматизации.

«У крупных интернет-магазинов и фулфилмента роботизация идет достаточно активно. Однако под роботизацией можно понимать не только физических роботов-перегрузчиков, но и роботизацию как более широкое понятие, которое включает автоматизацию производственных процессов и операционной деятельности. Предприниматели не верят в долгосрочную перспективу проек­та. Они рассматривают свой бизнес как сиюминутный проект, который призван закрывать сегодняшние потребности потребителей в условиях текущего уровня спроса и предложения», –говорит Ю. Баранов.

Другая причина – недостаток средств на инвестирование в технологические решения. Компании, которые стараются автоматизировать процессы, видят перспективу технологичного подхода для своего бизнеса и в состоянии найти необходимые средства для реализации проекта. Чаще всего такие компании выигрывают в долгосрочной перспективе. Залог будущего успеха – умение бизнеса идти в ногу с современными технологиями.

Рынок е-commerce растет лавино­образно и к 2025 году, согласно прогнозам, количество посылок в доставке увеличится до 5 млрд в год и даже больше. Оптимизация складских помещений с учетом все повышающейся стоимости как аренды, так и самой земли – тема актуальная для всех игроков, задействованных в процессе. Это хорошая перспектива, но с серьезными инвестициями.

«Рынок складской недвижимости будет меняться постепенно, так как для роботизации и автоматизации требуются значительные финансовые вложения. Пока же мы имеем существенный дефицит площадей всех типов и категорий, арендная плата на них увеличивается, а большинство арендодателей просто не видят смысла во внедрении инноваций прямо сейчас, поскольку спрос и так высок», – говорит А. Митюков.

В среднесрочной перспективе неавтоматизированные склады будут вытеснены на дальнюю периферию рынка. Влия­ние на это окажет и маркировка всех групп товаров – стандартная агрегированная маркировка неизбежно появится на 100% транспортной упаковки.

Скорость изменений в складской логистике напрямую зависит от скорости внедрения новых технологий. Владельцам, инвесторам и застройщикам следует подготовиться к переменам и уже сейчас думать в этом направлении.

Заменить человеческий интеллект на искусственный

Современные логистические объекты имеют хорошую инфраструктуру, роботизация и автоматизация которой зависит в первую очередь от специфики продукции, обрабатываемой на складе. Как правило, мультиклиентские площадки отличаются тем, что под одной крышей концентрируют в себе стоки нескольких клиентов с различной продукцией, отличающейся по логистическим параметрам и требованиям к обработке.

Но, как отмечает А. Хомышин, возможности роботизации подобных объектов ограниченны, так как автоматизация зачастую подразумевает кастомизированное решение для конкретного клиента, а также является серьезным вложением средств в подобную инфраструктуру на длительный срок амортизации. Поэтому полностью роботизированные склады в основном создаются под индивидуальные задачи крупных заказчиков с большим количеством штучной обработки продукции и высокой интенсивностью складских операций, что делает подобные проекты рентабельными. На мультиклиентских складах зачастую применяются локальные автоматизированные и роботизированные решения, подходящие для унифицированных процессов клиентского портфеля.

Кроме того, сегодня эксперты поднимают вопрос, насколько в целом в стране с невысокой заработной платой на складах актуальна дорогая роботизация.

Крупные компании будут стремиться к независимости от человеческого фактора, чтобы сократить число ошибок за счет роботизации и автоматизации. Эксперименты по внедрению роботов уже проводятся в ряде крупных логистических компаний. Но роботизировать логистику, в том числе в области интернет-торговли, гораздо сложнее, чем роботизировать производство. Причина в том, что в производстве используется ограниченное количество объектов обработки, их можно заложить в программное обеспечение, а в логистике количество возможных объектов обработки неограниченно. В этой ситуации заменить человеческий интеллект на искусственный более чем сложно, резюмируют эксперты.



arResult:
Array
(
    [XML_ID] => 152
    [~XML_ID] => 152
    [NAME] => Роботы на тропе логистики 
    [~NAME] => Роботы на тропе логистики 
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_TEXT] => В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий?
    [~PREVIEW_TEXT] => В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий?
    [DETAIL_TEXT] => 

Нехватка диктует внедрение

Роботизация складов – мировой тренд, вызванный необходимостью ускорения логистических процессов. По данным международной федерации робототехники World Robotics, в 2019 году на складах использовалось 75 тыс. роботов, а в прошлом году их число возросло до 114 тыс. Предполагается, что глобальный рынок складской робототехники в цепочке поставок достигнет $22,4 млрд уже к концу этого года.

В современных экономических условиях активно растет интенсивность товарооборота в онлайн-ритейле. Эффективно ответить на этот рост возможно, только полностью изменив технологическую платформу складской деятельности, включая роботизацию и диджитализацию.

В последнее десятилетие в странах – технологических лидерах наблюдается взрывной рост роботизации складской логистики. Только Amazon в США эксплуатирует флот из около 200 тыс. складских роботов. Зарубежные эксперты уверены, что мир стоит на пороге логистической революции.

В России драйвером тренда на роботизацию логистики стали три основных фактора. Первый – это нехватка линейного складского персонала до 20–30% и рост оплаты труда. Особенно острой проблема стала в период пандемии. Второй фактор – роботизация становится дешевле, хотя срок окупаемости по-прежнему достаточно большой. И третий фактор – рост себестоимости складской логистики. Увеличилась стоимость расходных материалов, и выросли ставки аренды площадок. По данным аналитиков Knight Frank, средняя ставка аренды в Московском регионе продолжает увеличиваться. В I полугодии она составляла 4150 руб. за квадратный метр в год, а по итогам 9 месяцев 2021-го – уже 4600 руб. Аналитики прогнозируют, что к концу года средняя ставка аренды достигнет 4800 руб. за квадратный метр в год.

Но в целом в России, как отмечает исполнительный директор компании Nissa Engineering Михаил Кувшинов, роботизация складов только началась – и темп внедрения нарастает. «В России, к сожалению, зачастую идет переизобретение велосипеда. Тележка, целиком собранная из импортных компонентов, – это отечественное производство, его надо поддерживать. Роботизированная система, собранная из импортированных как целое тележек, с доработанным программным обеспечением, проведенной на месте интеграцией со складской системой заказчика, локальным сервисом – нет. Но мы верим, что перспективы роботизации именно во внедрении лучших мировых достижений, норм и практик. Потому что роботизация при успешном внедрении дает очень высокий мультипликатор», – комментирует М. Кувшинов.

По данным исследования PwC, российский рынок имеет очень высокий уровень зрелости цифровых решений и крайне низкий – роботизации систем складского хранения, причем оба фактора создают сильный эффект, добавляет президент Межрегиональной ассоциации курьерских служб Александр Митюков.

О зарождающемся в России опыте говорит и руководитель отдела транспортно-экспедиционного обслуживания ГК «Аривист» Юрий Баранов. «Складскую логистику в нашей стране нельзя назвать современной. Большинство складов остаются на уровне технологий XX века. Логистика не может быть современной без внедрения технологий, в том числе роботизации. Современные склады – это склады 3PL и 4PL. Роботизацию внедряют в основном современные складские комплексы, а также склады в пределах крупных заводов-изготовителей. Однако в масштабах страны таких складов крайне мало», – говорит он.

В целом, с одной стороны, рост роботизации есть. С другой – его темпы невелики. Дальнейшее увеличение темпов роботизации зависит от готовности бизнеса инвестировать в долгосрочные проекты, веры в стратегическое будущее и готовности государства поддерживать инновации.

Технологии не стоят на месте.

В мире появляется все больше разно­образных инновационных решений.

С развитием технологий стоимость внед­рения роботизированной техники снижается, тем самым делая ее доступнее для внедрения не только в крупном, но и в среднем бизнесе, добавляет Ю. Баранов.

В то же время директор производственного департамента службы доставки Boxberry Александр Левин отмечает, что сейчас крупные ритейлеры доверяют роботам не только складские, но и транспортные операции. При этом динамично развивается роботизированная сортировка – молодая и перспективная отрасль складской логистики. Ожидается, что в обозримом будущем на скоростных российских магистралях появятся беспилотные грузовики.

Пока же на современных складах применяются роботы с различными функциями. Например, они используются при перемещении грузов. Стандартный процесс выглядит так: клиент приезжает в зону выдачи грузов, оператор передает данные о заказе WMS-системе, которая назначает линейного сотрудника из зоны хранения для сбора отправления. Сотрудник идет в зону хранения, находит нужную ячейку, забирает отправление и доставляет на выдачу. При этом 70% времени уходит на перемещение сотрудника между различными зонами на складе.

Роботы делают это быстрее и точнее. Это позволяет сократить число линейного персонала, оптимизировать расходы на внутрискладскую логистику. Но в этом отношении российский рынок отстает от западных и азиатских. «Одна из причин – мы пока не достигли уровня, когда все посылки и грузы имеют единую геометрию и унифицированную упаковку. Это сдерживает применение роботов для сортировки и комплектации грузов», – отмечает операционный директор логис­тической компании «ПЭК: Easy Way» Дмитрий Воеводин.

Сократить расходы и обезопасить процесс

На существующих складах роботы являются хорошим решением для авто­матизации логистических процессов, позволяя повысить производительность без необходимости перестраивать предприятия. Инновационная и роботизированная логистика на складах сокращает операционные расходы. Например, такому гиганту, как Amazon, роботизация позволила снизить операционные расходы на содержание складов на 20%.

По оценке McKinsey Global Institute, снижение OPEX после автоматизации в каждой из отраслей может составлять от 15 до 30%.

К основным факторам, позволяющим повысить производительность труда, А. Митюков относит минимизацию человеческого фактора; автоматизацию всех процессов, полный цифровой контроль всех этапов бизнес-процессов на складе; применение умных информационных складских систем на основе AI и big data, которые позволят эффективнее оптимизировать складскую логистику; высокую плотность хранения и работу склада 24/7 без потери производительности.

Общей цифры по сокращению операционных расходов именно в складской логистике нет. Все зависит от набора конкретных операций, которые будет выполнять робот, от уровня их сложности и уровня общего покрытия производственной деятельности роботизированными системами. Поэтому в одних реалиях роботизированная логистика сокращает операционные расходы незначительно, а в других – довольно существенно. Роботизированные технологии в целом делают систему надежнее и помогают снизить рис­ки. Сравнить, к примеру, конвейерную систему сортировки на складе и сортировку роботами. В конвейерной системе есть критические компоненты, если они выйдут из строя, например, сортер остановится. Роботизированная сортировка в этом плане более устойчива: если из строя выйдет один или несколько ее компонентов, производительность снизится, но полностью сортировка не остановится.

Использование роботов также позволяет уменьшить трудозатраты на перемещение грузов до 70% и сократить фонд оплаты труда, перенаправив персонал на другие цели.

«Робот изначально запрограммирован так, чтобы в любом случае избежать столкновений, он не нарушает правила техники безопасности или дорожного движения. Например, мы вместе с компанией Evocargo тестировали беспилотные грузоперевозки в логистическом хабе в Бутово. Грузовик доставлял палеты между складскими корпусами. Главным достижением проекта стала нулевая аварийность. Притом что в хабе в Бутово высокая загруженность и интенсивное движение. Каждый раз, когда водители в зоне движения беспилотного грузовика резко поворачивали или не следовали разметке, он останавливался, предотвращая ДТП», – рассказывает Д. Воеводин.

Как правило, производительность увеличивается в геометрической прогрессии: чем больше автоматизированный участок производства, тем выше общий показатель выработки и качество продукта. У прибыльности нет прямой корреляции. Она зависит от соотношения ручного труда и роботизированной замены, стоимости инновационных решений, стоимости их внедрения в операционную и производственную деятельность, поясняет Ю. Баранов.

Зависимость от оборачиваемости

Один из главных вопросов при оснащении складов роботами – сроки окупаемости и сокращение издержек. По статистике, робот окупает себя за 2–3 года, однако уже сейчас на рынке робототехники отмечается тенденция к снижению стоимости внедрения роботов на производствах. Ожидается, что сроки окупаемости будут сокращаться, а рентабельность роботизации складской логистики – повышаться.

Сегодняшний тренд – это ускорение доставки и повышение качества сервиса. Связано это во многом с взрывным ростом объема продаж в интернет-магазинах и на маркетплейсах. Поэтому задача фулфилмент-центра, где и обрабатываются отправления для e-commerce, – нарастить скорость операций и снизить количество ошибок.

«Например, чтобы убрать рутинные операции, быстрее считывать штрихкоды грузов, распределять их по нужным зонам для дальнейшей отправки, мы установили сортировочную линию. В сутки она может обработать до 28–30 тыс. отправлений. Если делать это вручную, показатель составит не более 12 тыс. отправлений», – говорит Д. Воеводин.

Стоимость сортировочной линии – около $2 млн. Срок окупаемости – до 5 лет. Но рентабельность вложений повышается, если приобретаемый механизм может быть модернизирован. Например, если изначально приобретают сортер с 12 рукавами и оборудуют его 12–24 дополнительными линиями, то срок оку­паемости сократится. Если такая возможность не заложена, механизмы быстро устаревают технологически.

Операционный директор СДЭК Олег Коробкин, отмечая, что в настоящее время многие игроки рынка складских услуг пробуют отдельные пилотные проекты, считает такие решения сильно кастомизированными, что делает инвестиции довольно значительными. «При расчете операционных расходов на складах необходим правильный расчет по эффективности, какой объем операций будет роботизирован, сколько сотрудников делают эту работу сейчас. Важна не только стоимость самой роботизации, но и стоимость владения, содержания нового оборудования. Полагаю, капитальные инвестиции на роботов и автоматизацию должны быть оправданы значительным увеличением производительности, от 40%», – говорит О. Коробкин.

В целом участники рынка сходятся во мнении, что в короткой и даже среднесрочной перспективе сложно окупить серье­зные вложения в роботизацию. Роботизация – это стратегический выигрыш, требующий ощутимых вложений в тактической перспективе. Готовность бизнеса инвестировать в подобные проекты зависит от возможности видеть эту перспективу и верить в отдаленное будущее.

Руководитель направления регионального развития бизнеса FM Logistic в России Артем Хомышин отмечает, что рентабельность инвестиций в роботизацию складской логистики также зависит от каждого конкретного проекта. Наиболее рентабельны подобные инвестиции для клиентов с высокой оборачиваемостью продукции, на складах которых большой сток, широкий ассортимент мелкоштучной продукции и большое количество SKU (единиц складского учета). Яркими примерами являются решения для игроков рынка онлайн-ритейла, автомобильной промышленности, электроники, а также парфюмерии и косметики.

Вытеснить на дальнюю периферию

Несмотря на общее развитие, некоторые крупные интернет-магазины и фулфилменты сегодня принципиально не роботизируются. Участники рынка объясняют это тем, что бурный рост отрасли не дает возможности стабилизировать процессы, необходимо быстро наращивать мощности, быстрее открывать склады с людьми, но без роботов. Однако впоследствии они будут работать эффективностью, что заставит вводить проекты по автоматизации.

«У крупных интернет-магазинов и фулфилмента роботизация идет достаточно активно. Однако под роботизацией можно понимать не только физических роботов-перегрузчиков, но и роботизацию как более широкое понятие, которое включает автоматизацию производственных процессов и операционной деятельности. Предприниматели не верят в долгосрочную перспективу проек­та. Они рассматривают свой бизнес как сиюминутный проект, который призван закрывать сегодняшние потребности потребителей в условиях текущего уровня спроса и предложения», –говорит Ю. Баранов.

Другая причина – недостаток средств на инвестирование в технологические решения. Компании, которые стараются автоматизировать процессы, видят перспективу технологичного подхода для своего бизнеса и в состоянии найти необходимые средства для реализации проекта. Чаще всего такие компании выигрывают в долгосрочной перспективе. Залог будущего успеха – умение бизнеса идти в ногу с современными технологиями.

Рынок е-commerce растет лавино­образно и к 2025 году, согласно прогнозам, количество посылок в доставке увеличится до 5 млрд в год и даже больше. Оптимизация складских помещений с учетом все повышающейся стоимости как аренды, так и самой земли – тема актуальная для всех игроков, задействованных в процессе. Это хорошая перспектива, но с серьезными инвестициями.

«Рынок складской недвижимости будет меняться постепенно, так как для роботизации и автоматизации требуются значительные финансовые вложения. Пока же мы имеем существенный дефицит площадей всех типов и категорий, арендная плата на них увеличивается, а большинство арендодателей просто не видят смысла во внедрении инноваций прямо сейчас, поскольку спрос и так высок», – говорит А. Митюков.

В среднесрочной перспективе неавтоматизированные склады будут вытеснены на дальнюю периферию рынка. Влия­ние на это окажет и маркировка всех групп товаров – стандартная агрегированная маркировка неизбежно появится на 100% транспортной упаковки.

Скорость изменений в складской логистике напрямую зависит от скорости внедрения новых технологий. Владельцам, инвесторам и застройщикам следует подготовиться к переменам и уже сейчас думать в этом направлении.

Заменить человеческий интеллект на искусственный

Современные логистические объекты имеют хорошую инфраструктуру, роботизация и автоматизация которой зависит в первую очередь от специфики продукции, обрабатываемой на складе. Как правило, мультиклиентские площадки отличаются тем, что под одной крышей концентрируют в себе стоки нескольких клиентов с различной продукцией, отличающейся по логистическим параметрам и требованиям к обработке.

Но, как отмечает А. Хомышин, возможности роботизации подобных объектов ограниченны, так как автоматизация зачастую подразумевает кастомизированное решение для конкретного клиента, а также является серьезным вложением средств в подобную инфраструктуру на длительный срок амортизации. Поэтому полностью роботизированные склады в основном создаются под индивидуальные задачи крупных заказчиков с большим количеством штучной обработки продукции и высокой интенсивностью складских операций, что делает подобные проекты рентабельными. На мультиклиентских складах зачастую применяются локальные автоматизированные и роботизированные решения, подходящие для унифицированных процессов клиентского портфеля.

Кроме того, сегодня эксперты поднимают вопрос, насколько в целом в стране с невысокой заработной платой на складах актуальна дорогая роботизация.

Крупные компании будут стремиться к независимости от человеческого фактора, чтобы сократить число ошибок за счет роботизации и автоматизации. Эксперименты по внедрению роботов уже проводятся в ряде крупных логистических компаний. Но роботизировать логистику, в том числе в области интернет-торговли, гораздо сложнее, чем роботизировать производство. Причина в том, что в производстве используется ограниченное количество объектов обработки, их можно заложить в программное обеспечение, а в логистике количество возможных объектов обработки неограниченно. В этой ситуации заменить человеческий интеллект на искусственный более чем сложно, резюмируют эксперты. [~DETAIL_TEXT] =>

Нехватка диктует внедрение

Роботизация складов – мировой тренд, вызванный необходимостью ускорения логистических процессов. По данным международной федерации робототехники World Robotics, в 2019 году на складах использовалось 75 тыс. роботов, а в прошлом году их число возросло до 114 тыс. Предполагается, что глобальный рынок складской робототехники в цепочке поставок достигнет $22,4 млрд уже к концу этого года.

В современных экономических условиях активно растет интенсивность товарооборота в онлайн-ритейле. Эффективно ответить на этот рост возможно, только полностью изменив технологическую платформу складской деятельности, включая роботизацию и диджитализацию.

В последнее десятилетие в странах – технологических лидерах наблюдается взрывной рост роботизации складской логистики. Только Amazon в США эксплуатирует флот из около 200 тыс. складских роботов. Зарубежные эксперты уверены, что мир стоит на пороге логистической революции.

В России драйвером тренда на роботизацию логистики стали три основных фактора. Первый – это нехватка линейного складского персонала до 20–30% и рост оплаты труда. Особенно острой проблема стала в период пандемии. Второй фактор – роботизация становится дешевле, хотя срок окупаемости по-прежнему достаточно большой. И третий фактор – рост себестоимости складской логистики. Увеличилась стоимость расходных материалов, и выросли ставки аренды площадок. По данным аналитиков Knight Frank, средняя ставка аренды в Московском регионе продолжает увеличиваться. В I полугодии она составляла 4150 руб. за квадратный метр в год, а по итогам 9 месяцев 2021-го – уже 4600 руб. Аналитики прогнозируют, что к концу года средняя ставка аренды достигнет 4800 руб. за квадратный метр в год.

Но в целом в России, как отмечает исполнительный директор компании Nissa Engineering Михаил Кувшинов, роботизация складов только началась – и темп внедрения нарастает. «В России, к сожалению, зачастую идет переизобретение велосипеда. Тележка, целиком собранная из импортных компонентов, – это отечественное производство, его надо поддерживать. Роботизированная система, собранная из импортированных как целое тележек, с доработанным программным обеспечением, проведенной на месте интеграцией со складской системой заказчика, локальным сервисом – нет. Но мы верим, что перспективы роботизации именно во внедрении лучших мировых достижений, норм и практик. Потому что роботизация при успешном внедрении дает очень высокий мультипликатор», – комментирует М. Кувшинов.

По данным исследования PwC, российский рынок имеет очень высокий уровень зрелости цифровых решений и крайне низкий – роботизации систем складского хранения, причем оба фактора создают сильный эффект, добавляет президент Межрегиональной ассоциации курьерских служб Александр Митюков.

О зарождающемся в России опыте говорит и руководитель отдела транспортно-экспедиционного обслуживания ГК «Аривист» Юрий Баранов. «Складскую логистику в нашей стране нельзя назвать современной. Большинство складов остаются на уровне технологий XX века. Логистика не может быть современной без внедрения технологий, в том числе роботизации. Современные склады – это склады 3PL и 4PL. Роботизацию внедряют в основном современные складские комплексы, а также склады в пределах крупных заводов-изготовителей. Однако в масштабах страны таких складов крайне мало», – говорит он.

В целом, с одной стороны, рост роботизации есть. С другой – его темпы невелики. Дальнейшее увеличение темпов роботизации зависит от готовности бизнеса инвестировать в долгосрочные проекты, веры в стратегическое будущее и готовности государства поддерживать инновации.

Технологии не стоят на месте.

В мире появляется все больше разно­образных инновационных решений.

С развитием технологий стоимость внед­рения роботизированной техники снижается, тем самым делая ее доступнее для внедрения не только в крупном, но и в среднем бизнесе, добавляет Ю. Баранов.

В то же время директор производственного департамента службы доставки Boxberry Александр Левин отмечает, что сейчас крупные ритейлеры доверяют роботам не только складские, но и транспортные операции. При этом динамично развивается роботизированная сортировка – молодая и перспективная отрасль складской логистики. Ожидается, что в обозримом будущем на скоростных российских магистралях появятся беспилотные грузовики.

Пока же на современных складах применяются роботы с различными функциями. Например, они используются при перемещении грузов. Стандартный процесс выглядит так: клиент приезжает в зону выдачи грузов, оператор передает данные о заказе WMS-системе, которая назначает линейного сотрудника из зоны хранения для сбора отправления. Сотрудник идет в зону хранения, находит нужную ячейку, забирает отправление и доставляет на выдачу. При этом 70% времени уходит на перемещение сотрудника между различными зонами на складе.

Роботы делают это быстрее и точнее. Это позволяет сократить число линейного персонала, оптимизировать расходы на внутрискладскую логистику. Но в этом отношении российский рынок отстает от западных и азиатских. «Одна из причин – мы пока не достигли уровня, когда все посылки и грузы имеют единую геометрию и унифицированную упаковку. Это сдерживает применение роботов для сортировки и комплектации грузов», – отмечает операционный директор логис­тической компании «ПЭК: Easy Way» Дмитрий Воеводин.

Сократить расходы и обезопасить процесс

На существующих складах роботы являются хорошим решением для авто­матизации логистических процессов, позволяя повысить производительность без необходимости перестраивать предприятия. Инновационная и роботизированная логистика на складах сокращает операционные расходы. Например, такому гиганту, как Amazon, роботизация позволила снизить операционные расходы на содержание складов на 20%.

По оценке McKinsey Global Institute, снижение OPEX после автоматизации в каждой из отраслей может составлять от 15 до 30%.

К основным факторам, позволяющим повысить производительность труда, А. Митюков относит минимизацию человеческого фактора; автоматизацию всех процессов, полный цифровой контроль всех этапов бизнес-процессов на складе; применение умных информационных складских систем на основе AI и big data, которые позволят эффективнее оптимизировать складскую логистику; высокую плотность хранения и работу склада 24/7 без потери производительности.

Общей цифры по сокращению операционных расходов именно в складской логистике нет. Все зависит от набора конкретных операций, которые будет выполнять робот, от уровня их сложности и уровня общего покрытия производственной деятельности роботизированными системами. Поэтому в одних реалиях роботизированная логистика сокращает операционные расходы незначительно, а в других – довольно существенно. Роботизированные технологии в целом делают систему надежнее и помогают снизить рис­ки. Сравнить, к примеру, конвейерную систему сортировки на складе и сортировку роботами. В конвейерной системе есть критические компоненты, если они выйдут из строя, например, сортер остановится. Роботизированная сортировка в этом плане более устойчива: если из строя выйдет один или несколько ее компонентов, производительность снизится, но полностью сортировка не остановится.

Использование роботов также позволяет уменьшить трудозатраты на перемещение грузов до 70% и сократить фонд оплаты труда, перенаправив персонал на другие цели.

«Робот изначально запрограммирован так, чтобы в любом случае избежать столкновений, он не нарушает правила техники безопасности или дорожного движения. Например, мы вместе с компанией Evocargo тестировали беспилотные грузоперевозки в логистическом хабе в Бутово. Грузовик доставлял палеты между складскими корпусами. Главным достижением проекта стала нулевая аварийность. Притом что в хабе в Бутово высокая загруженность и интенсивное движение. Каждый раз, когда водители в зоне движения беспилотного грузовика резко поворачивали или не следовали разметке, он останавливался, предотвращая ДТП», – рассказывает Д. Воеводин.

Как правило, производительность увеличивается в геометрической прогрессии: чем больше автоматизированный участок производства, тем выше общий показатель выработки и качество продукта. У прибыльности нет прямой корреляции. Она зависит от соотношения ручного труда и роботизированной замены, стоимости инновационных решений, стоимости их внедрения в операционную и производственную деятельность, поясняет Ю. Баранов.

Зависимость от оборачиваемости

Один из главных вопросов при оснащении складов роботами – сроки окупаемости и сокращение издержек. По статистике, робот окупает себя за 2–3 года, однако уже сейчас на рынке робототехники отмечается тенденция к снижению стоимости внедрения роботов на производствах. Ожидается, что сроки окупаемости будут сокращаться, а рентабельность роботизации складской логистики – повышаться.

Сегодняшний тренд – это ускорение доставки и повышение качества сервиса. Связано это во многом с взрывным ростом объема продаж в интернет-магазинах и на маркетплейсах. Поэтому задача фулфилмент-центра, где и обрабатываются отправления для e-commerce, – нарастить скорость операций и снизить количество ошибок.

«Например, чтобы убрать рутинные операции, быстрее считывать штрихкоды грузов, распределять их по нужным зонам для дальнейшей отправки, мы установили сортировочную линию. В сутки она может обработать до 28–30 тыс. отправлений. Если делать это вручную, показатель составит не более 12 тыс. отправлений», – говорит Д. Воеводин.

Стоимость сортировочной линии – около $2 млн. Срок окупаемости – до 5 лет. Но рентабельность вложений повышается, если приобретаемый механизм может быть модернизирован. Например, если изначально приобретают сортер с 12 рукавами и оборудуют его 12–24 дополнительными линиями, то срок оку­паемости сократится. Если такая возможность не заложена, механизмы быстро устаревают технологически.

Операционный директор СДЭК Олег Коробкин, отмечая, что в настоящее время многие игроки рынка складских услуг пробуют отдельные пилотные проекты, считает такие решения сильно кастомизированными, что делает инвестиции довольно значительными. «При расчете операционных расходов на складах необходим правильный расчет по эффективности, какой объем операций будет роботизирован, сколько сотрудников делают эту работу сейчас. Важна не только стоимость самой роботизации, но и стоимость владения, содержания нового оборудования. Полагаю, капитальные инвестиции на роботов и автоматизацию должны быть оправданы значительным увеличением производительности, от 40%», – говорит О. Коробкин.

В целом участники рынка сходятся во мнении, что в короткой и даже среднесрочной перспективе сложно окупить серье­зные вложения в роботизацию. Роботизация – это стратегический выигрыш, требующий ощутимых вложений в тактической перспективе. Готовность бизнеса инвестировать в подобные проекты зависит от возможности видеть эту перспективу и верить в отдаленное будущее.

Руководитель направления регионального развития бизнеса FM Logistic в России Артем Хомышин отмечает, что рентабельность инвестиций в роботизацию складской логистики также зависит от каждого конкретного проекта. Наиболее рентабельны подобные инвестиции для клиентов с высокой оборачиваемостью продукции, на складах которых большой сток, широкий ассортимент мелкоштучной продукции и большое количество SKU (единиц складского учета). Яркими примерами являются решения для игроков рынка онлайн-ритейла, автомобильной промышленности, электроники, а также парфюмерии и косметики.

Вытеснить на дальнюю периферию

Несмотря на общее развитие, некоторые крупные интернет-магазины и фулфилменты сегодня принципиально не роботизируются. Участники рынка объясняют это тем, что бурный рост отрасли не дает возможности стабилизировать процессы, необходимо быстро наращивать мощности, быстрее открывать склады с людьми, но без роботов. Однако впоследствии они будут работать эффективностью, что заставит вводить проекты по автоматизации.

«У крупных интернет-магазинов и фулфилмента роботизация идет достаточно активно. Однако под роботизацией можно понимать не только физических роботов-перегрузчиков, но и роботизацию как более широкое понятие, которое включает автоматизацию производственных процессов и операционной деятельности. Предприниматели не верят в долгосрочную перспективу проек­та. Они рассматривают свой бизнес как сиюминутный проект, который призван закрывать сегодняшние потребности потребителей в условиях текущего уровня спроса и предложения», –говорит Ю. Баранов.

Другая причина – недостаток средств на инвестирование в технологические решения. Компании, которые стараются автоматизировать процессы, видят перспективу технологичного подхода для своего бизнеса и в состоянии найти необходимые средства для реализации проекта. Чаще всего такие компании выигрывают в долгосрочной перспективе. Залог будущего успеха – умение бизнеса идти в ногу с современными технологиями.

Рынок е-commerce растет лавино­образно и к 2025 году, согласно прогнозам, количество посылок в доставке увеличится до 5 млрд в год и даже больше. Оптимизация складских помещений с учетом все повышающейся стоимости как аренды, так и самой земли – тема актуальная для всех игроков, задействованных в процессе. Это хорошая перспектива, но с серьезными инвестициями.

«Рынок складской недвижимости будет меняться постепенно, так как для роботизации и автоматизации требуются значительные финансовые вложения. Пока же мы имеем существенный дефицит площадей всех типов и категорий, арендная плата на них увеличивается, а большинство арендодателей просто не видят смысла во внедрении инноваций прямо сейчас, поскольку спрос и так высок», – говорит А. Митюков.

В среднесрочной перспективе неавтоматизированные склады будут вытеснены на дальнюю периферию рынка. Влия­ние на это окажет и маркировка всех групп товаров – стандартная агрегированная маркировка неизбежно появится на 100% транспортной упаковки.

Скорость изменений в складской логистике напрямую зависит от скорости внедрения новых технологий. Владельцам, инвесторам и застройщикам следует подготовиться к переменам и уже сейчас думать в этом направлении.

Заменить человеческий интеллект на искусственный

Современные логистические объекты имеют хорошую инфраструктуру, роботизация и автоматизация которой зависит в первую очередь от специфики продукции, обрабатываемой на складе. Как правило, мультиклиентские площадки отличаются тем, что под одной крышей концентрируют в себе стоки нескольких клиентов с различной продукцией, отличающейся по логистическим параметрам и требованиям к обработке.

Но, как отмечает А. Хомышин, возможности роботизации подобных объектов ограниченны, так как автоматизация зачастую подразумевает кастомизированное решение для конкретного клиента, а также является серьезным вложением средств в подобную инфраструктуру на длительный срок амортизации. Поэтому полностью роботизированные склады в основном создаются под индивидуальные задачи крупных заказчиков с большим количеством штучной обработки продукции и высокой интенсивностью складских операций, что делает подобные проекты рентабельными. На мультиклиентских складах зачастую применяются локальные автоматизированные и роботизированные решения, подходящие для унифицированных процессов клиентского портфеля.

Кроме того, сегодня эксперты поднимают вопрос, насколько в целом в стране с невысокой заработной платой на складах актуальна дорогая роботизация.

Крупные компании будут стремиться к независимости от человеческого фактора, чтобы сократить число ошибок за счет роботизации и автоматизации. Эксперименты по внедрению роботов уже проводятся в ряде крупных логистических компаний. Но роботизировать логистику, в том числе в области интернет-торговли, гораздо сложнее, чем роботизировать производство. Причина в том, что в производстве используется ограниченное количество объектов обработки, их можно заложить в программное обеспечение, а в логистике количество возможных объектов обработки неограниченно. В этой ситуации заменить человеческий интеллект на искусственный более чем сложно, резюмируют эксперты. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 269 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-22 09:55:36.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 733 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 1059376 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/804 [FILE_NAME] => Depositphotos_2203480_XL.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_2203480_XL.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 6182a0ca3d8bd81fd26c76b6ca84d286 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [ALT] => Роботы на тропе логистики [TITLE] => Роботы на тропе логистики ) [~DETAIL_PICTURE] => 269 [DATE_ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 09:00:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 09:00:00 [ID] => 152 [~ID] => 152 [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 32 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 32 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [TIMESTAMP_X] => 22.11.2021 09:55:36 [~TIMESTAMP_X] => 22.11.2021 09:55:36 [ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 09:00:00 [~ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 09:00:00 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => /logistika/obzory/roboty-na-trope-logistiki-/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /logistika/obzory/roboty-na-trope-logistiki-/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /logistika/obzory/roboty-na-trope-logistiki-/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /logistika/obzory/roboty-na-trope-logistiki-/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => roboty-na-trope-logistiki- [~CODE] => roboty-na-trope-logistiki- [EXTERNAL_ID] => 152 [~EXTERNAL_ID] => 152 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий? [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Роботы на тропе логистики [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Роботы на тропе логистики [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Роботы на тропе логистики [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Роботы на тропе логистики [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Роботы на тропе логистики ) [FIELDS] => Array ( [XML_ID] => 152 [NAME] => Роботы на тропе логистики [TAGS] => [PREVIEW_TEXT] => В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий? [DETAIL_TEXT] =>

Нехватка диктует внедрение

Роботизация складов – мировой тренд, вызванный необходимостью ускорения логистических процессов. По данным международной федерации робототехники World Robotics, в 2019 году на складах использовалось 75 тыс. роботов, а в прошлом году их число возросло до 114 тыс. Предполагается, что глобальный рынок складской робототехники в цепочке поставок достигнет $22,4 млрд уже к концу этого года.

В современных экономических условиях активно растет интенсивность товарооборота в онлайн-ритейле. Эффективно ответить на этот рост возможно, только полностью изменив технологическую платформу складской деятельности, включая роботизацию и диджитализацию.

В последнее десятилетие в странах – технологических лидерах наблюдается взрывной рост роботизации складской логистики. Только Amazon в США эксплуатирует флот из около 200 тыс. складских роботов. Зарубежные эксперты уверены, что мир стоит на пороге логистической революции.

В России драйвером тренда на роботизацию логистики стали три основных фактора. Первый – это нехватка линейного складского персонала до 20–30% и рост оплаты труда. Особенно острой проблема стала в период пандемии. Второй фактор – роботизация становится дешевле, хотя срок окупаемости по-прежнему достаточно большой. И третий фактор – рост себестоимости складской логистики. Увеличилась стоимость расходных материалов, и выросли ставки аренды площадок. По данным аналитиков Knight Frank, средняя ставка аренды в Московском регионе продолжает увеличиваться. В I полугодии она составляла 4150 руб. за квадратный метр в год, а по итогам 9 месяцев 2021-го – уже 4600 руб. Аналитики прогнозируют, что к концу года средняя ставка аренды достигнет 4800 руб. за квадратный метр в год.

Но в целом в России, как отмечает исполнительный директор компании Nissa Engineering Михаил Кувшинов, роботизация складов только началась – и темп внедрения нарастает. «В России, к сожалению, зачастую идет переизобретение велосипеда. Тележка, целиком собранная из импортных компонентов, – это отечественное производство, его надо поддерживать. Роботизированная система, собранная из импортированных как целое тележек, с доработанным программным обеспечением, проведенной на месте интеграцией со складской системой заказчика, локальным сервисом – нет. Но мы верим, что перспективы роботизации именно во внедрении лучших мировых достижений, норм и практик. Потому что роботизация при успешном внедрении дает очень высокий мультипликатор», – комментирует М. Кувшинов.

По данным исследования PwC, российский рынок имеет очень высокий уровень зрелости цифровых решений и крайне низкий – роботизации систем складского хранения, причем оба фактора создают сильный эффект, добавляет президент Межрегиональной ассоциации курьерских служб Александр Митюков.

О зарождающемся в России опыте говорит и руководитель отдела транспортно-экспедиционного обслуживания ГК «Аривист» Юрий Баранов. «Складскую логистику в нашей стране нельзя назвать современной. Большинство складов остаются на уровне технологий XX века. Логистика не может быть современной без внедрения технологий, в том числе роботизации. Современные склады – это склады 3PL и 4PL. Роботизацию внедряют в основном современные складские комплексы, а также склады в пределах крупных заводов-изготовителей. Однако в масштабах страны таких складов крайне мало», – говорит он.

В целом, с одной стороны, рост роботизации есть. С другой – его темпы невелики. Дальнейшее увеличение темпов роботизации зависит от готовности бизнеса инвестировать в долгосрочные проекты, веры в стратегическое будущее и готовности государства поддерживать инновации.

Технологии не стоят на месте.

В мире появляется все больше разно­образных инновационных решений.

С развитием технологий стоимость внед­рения роботизированной техники снижается, тем самым делая ее доступнее для внедрения не только в крупном, но и в среднем бизнесе, добавляет Ю. Баранов.

В то же время директор производственного департамента службы доставки Boxberry Александр Левин отмечает, что сейчас крупные ритейлеры доверяют роботам не только складские, но и транспортные операции. При этом динамично развивается роботизированная сортировка – молодая и перспективная отрасль складской логистики. Ожидается, что в обозримом будущем на скоростных российских магистралях появятся беспилотные грузовики.

Пока же на современных складах применяются роботы с различными функциями. Например, они используются при перемещении грузов. Стандартный процесс выглядит так: клиент приезжает в зону выдачи грузов, оператор передает данные о заказе WMS-системе, которая назначает линейного сотрудника из зоны хранения для сбора отправления. Сотрудник идет в зону хранения, находит нужную ячейку, забирает отправление и доставляет на выдачу. При этом 70% времени уходит на перемещение сотрудника между различными зонами на складе.

Роботы делают это быстрее и точнее. Это позволяет сократить число линейного персонала, оптимизировать расходы на внутрискладскую логистику. Но в этом отношении российский рынок отстает от западных и азиатских. «Одна из причин – мы пока не достигли уровня, когда все посылки и грузы имеют единую геометрию и унифицированную упаковку. Это сдерживает применение роботов для сортировки и комплектации грузов», – отмечает операционный директор логис­тической компании «ПЭК: Easy Way» Дмитрий Воеводин.

Сократить расходы и обезопасить процесс

На существующих складах роботы являются хорошим решением для авто­матизации логистических процессов, позволяя повысить производительность без необходимости перестраивать предприятия. Инновационная и роботизированная логистика на складах сокращает операционные расходы. Например, такому гиганту, как Amazon, роботизация позволила снизить операционные расходы на содержание складов на 20%.

По оценке McKinsey Global Institute, снижение OPEX после автоматизации в каждой из отраслей может составлять от 15 до 30%.

К основным факторам, позволяющим повысить производительность труда, А. Митюков относит минимизацию человеческого фактора; автоматизацию всех процессов, полный цифровой контроль всех этапов бизнес-процессов на складе; применение умных информационных складских систем на основе AI и big data, которые позволят эффективнее оптимизировать складскую логистику; высокую плотность хранения и работу склада 24/7 без потери производительности.

Общей цифры по сокращению операционных расходов именно в складской логистике нет. Все зависит от набора конкретных операций, которые будет выполнять робот, от уровня их сложности и уровня общего покрытия производственной деятельности роботизированными системами. Поэтому в одних реалиях роботизированная логистика сокращает операционные расходы незначительно, а в других – довольно существенно. Роботизированные технологии в целом делают систему надежнее и помогают снизить рис­ки. Сравнить, к примеру, конвейерную систему сортировки на складе и сортировку роботами. В конвейерной системе есть критические компоненты, если они выйдут из строя, например, сортер остановится. Роботизированная сортировка в этом плане более устойчива: если из строя выйдет один или несколько ее компонентов, производительность снизится, но полностью сортировка не остановится.

Использование роботов также позволяет уменьшить трудозатраты на перемещение грузов до 70% и сократить фонд оплаты труда, перенаправив персонал на другие цели.

«Робот изначально запрограммирован так, чтобы в любом случае избежать столкновений, он не нарушает правила техники безопасности или дорожного движения. Например, мы вместе с компанией Evocargo тестировали беспилотные грузоперевозки в логистическом хабе в Бутово. Грузовик доставлял палеты между складскими корпусами. Главным достижением проекта стала нулевая аварийность. Притом что в хабе в Бутово высокая загруженность и интенсивное движение. Каждый раз, когда водители в зоне движения беспилотного грузовика резко поворачивали или не следовали разметке, он останавливался, предотвращая ДТП», – рассказывает Д. Воеводин.

Как правило, производительность увеличивается в геометрической прогрессии: чем больше автоматизированный участок производства, тем выше общий показатель выработки и качество продукта. У прибыльности нет прямой корреляции. Она зависит от соотношения ручного труда и роботизированной замены, стоимости инновационных решений, стоимости их внедрения в операционную и производственную деятельность, поясняет Ю. Баранов.

Зависимость от оборачиваемости

Один из главных вопросов при оснащении складов роботами – сроки окупаемости и сокращение издержек. По статистике, робот окупает себя за 2–3 года, однако уже сейчас на рынке робототехники отмечается тенденция к снижению стоимости внедрения роботов на производствах. Ожидается, что сроки окупаемости будут сокращаться, а рентабельность роботизации складской логистики – повышаться.

Сегодняшний тренд – это ускорение доставки и повышение качества сервиса. Связано это во многом с взрывным ростом объема продаж в интернет-магазинах и на маркетплейсах. Поэтому задача фулфилмент-центра, где и обрабатываются отправления для e-commerce, – нарастить скорость операций и снизить количество ошибок.

«Например, чтобы убрать рутинные операции, быстрее считывать штрихкоды грузов, распределять их по нужным зонам для дальнейшей отправки, мы установили сортировочную линию. В сутки она может обработать до 28–30 тыс. отправлений. Если делать это вручную, показатель составит не более 12 тыс. отправлений», – говорит Д. Воеводин.

Стоимость сортировочной линии – около $2 млн. Срок окупаемости – до 5 лет. Но рентабельность вложений повышается, если приобретаемый механизм может быть модернизирован. Например, если изначально приобретают сортер с 12 рукавами и оборудуют его 12–24 дополнительными линиями, то срок оку­паемости сократится. Если такая возможность не заложена, механизмы быстро устаревают технологически.

Операционный директор СДЭК Олег Коробкин, отмечая, что в настоящее время многие игроки рынка складских услуг пробуют отдельные пилотные проекты, считает такие решения сильно кастомизированными, что делает инвестиции довольно значительными. «При расчете операционных расходов на складах необходим правильный расчет по эффективности, какой объем операций будет роботизирован, сколько сотрудников делают эту работу сейчас. Важна не только стоимость самой роботизации, но и стоимость владения, содержания нового оборудования. Полагаю, капитальные инвестиции на роботов и автоматизацию должны быть оправданы значительным увеличением производительности, от 40%», – говорит О. Коробкин.

В целом участники рынка сходятся во мнении, что в короткой и даже среднесрочной перспективе сложно окупить серье­зные вложения в роботизацию. Роботизация – это стратегический выигрыш, требующий ощутимых вложений в тактической перспективе. Готовность бизнеса инвестировать в подобные проекты зависит от возможности видеть эту перспективу и верить в отдаленное будущее.

Руководитель направления регионального развития бизнеса FM Logistic в России Артем Хомышин отмечает, что рентабельность инвестиций в роботизацию складской логистики также зависит от каждого конкретного проекта. Наиболее рентабельны подобные инвестиции для клиентов с высокой оборачиваемостью продукции, на складах которых большой сток, широкий ассортимент мелкоштучной продукции и большое количество SKU (единиц складского учета). Яркими примерами являются решения для игроков рынка онлайн-ритейла, автомобильной промышленности, электроники, а также парфюмерии и косметики.

Вытеснить на дальнюю периферию

Несмотря на общее развитие, некоторые крупные интернет-магазины и фулфилменты сегодня принципиально не роботизируются. Участники рынка объясняют это тем, что бурный рост отрасли не дает возможности стабилизировать процессы, необходимо быстро наращивать мощности, быстрее открывать склады с людьми, но без роботов. Однако впоследствии они будут работать эффективностью, что заставит вводить проекты по автоматизации.

«У крупных интернет-магазинов и фулфилмента роботизация идет достаточно активно. Однако под роботизацией можно понимать не только физических роботов-перегрузчиков, но и роботизацию как более широкое понятие, которое включает автоматизацию производственных процессов и операционной деятельности. Предприниматели не верят в долгосрочную перспективу проек­та. Они рассматривают свой бизнес как сиюминутный проект, который призван закрывать сегодняшние потребности потребителей в условиях текущего уровня спроса и предложения», –говорит Ю. Баранов.

Другая причина – недостаток средств на инвестирование в технологические решения. Компании, которые стараются автоматизировать процессы, видят перспективу технологичного подхода для своего бизнеса и в состоянии найти необходимые средства для реализации проекта. Чаще всего такие компании выигрывают в долгосрочной перспективе. Залог будущего успеха – умение бизнеса идти в ногу с современными технологиями.

Рынок е-commerce растет лавино­образно и к 2025 году, согласно прогнозам, количество посылок в доставке увеличится до 5 млрд в год и даже больше. Оптимизация складских помещений с учетом все повышающейся стоимости как аренды, так и самой земли – тема актуальная для всех игроков, задействованных в процессе. Это хорошая перспектива, но с серьезными инвестициями.

«Рынок складской недвижимости будет меняться постепенно, так как для роботизации и автоматизации требуются значительные финансовые вложения. Пока же мы имеем существенный дефицит площадей всех типов и категорий, арендная плата на них увеличивается, а большинство арендодателей просто не видят смысла во внедрении инноваций прямо сейчас, поскольку спрос и так высок», – говорит А. Митюков.

В среднесрочной перспективе неавтоматизированные склады будут вытеснены на дальнюю периферию рынка. Влия­ние на это окажет и маркировка всех групп товаров – стандартная агрегированная маркировка неизбежно появится на 100% транспортной упаковки.

Скорость изменений в складской логистике напрямую зависит от скорости внедрения новых технологий. Владельцам, инвесторам и застройщикам следует подготовиться к переменам и уже сейчас думать в этом направлении.

Заменить человеческий интеллект на искусственный

Современные логистические объекты имеют хорошую инфраструктуру, роботизация и автоматизация которой зависит в первую очередь от специфики продукции, обрабатываемой на складе. Как правило, мультиклиентские площадки отличаются тем, что под одной крышей концентрируют в себе стоки нескольких клиентов с различной продукцией, отличающейся по логистическим параметрам и требованиям к обработке.

Но, как отмечает А. Хомышин, возможности роботизации подобных объектов ограниченны, так как автоматизация зачастую подразумевает кастомизированное решение для конкретного клиента, а также является серьезным вложением средств в подобную инфраструктуру на длительный срок амортизации. Поэтому полностью роботизированные склады в основном создаются под индивидуальные задачи крупных заказчиков с большим количеством штучной обработки продукции и высокой интенсивностью складских операций, что делает подобные проекты рентабельными. На мультиклиентских складах зачастую применяются локальные автоматизированные и роботизированные решения, подходящие для унифицированных процессов клиентского портфеля.

Кроме того, сегодня эксперты поднимают вопрос, насколько в целом в стране с невысокой заработной платой на складах актуальна дорогая роботизация.

Крупные компании будут стремиться к независимости от человеческого фактора, чтобы сократить число ошибок за счет роботизации и автоматизации. Эксперименты по внедрению роботов уже проводятся в ряде крупных логистических компаний. Но роботизировать логистику, в том числе в области интернет-торговли, гораздо сложнее, чем роботизировать производство. Причина в том, что в производстве используется ограниченное количество объектов обработки, их можно заложить в программное обеспечение, а в логистике количество возможных объектов обработки неограниченно. В этой ситуации заменить человеческий интеллект на искусственный более чем сложно, резюмируют эксперты. [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 269 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [userTimeEnabled:protected] => 1 [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2021-11-22 09:55:36.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Europe/Moscow ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 733 [WIDTH] => 980 [FILE_SIZE] => 1059376 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/804 [FILE_NAME] => Depositphotos_2203480_XL.jpg [ORIGINAL_NAME] => Depositphotos_2203480_XL.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 6182a0ca3d8bd81fd26c76b6ca84d286 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/804/Depositphotos_2203480_XL.jpg [ALT] => Роботы на тропе логистики [TITLE] => Роботы на тропе логистики ) [DATE_ACTIVE_FROM] => 16.11.2021 09:00:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Ключевые слова [ACTIVE] => Y [SORT] => 100 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 102 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ключевые слова [~DEFAULT_VALUE] => ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 101 [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 313 [VALUE] => Наталья Гусаченко [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Наталья Гусаченко [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_TOPIC_ID] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Идентификатор темы форума [ACTIVE] => Y [SORT] => 300 [CODE] => FORUM_TOPIC_ID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 127 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Идентификатор темы форума [~DEFAULT_VALUE] => ) [FORUM_MESSAGE_CNT] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество комментариев [ACTIVE] => Y [SORT] => 400 [CODE] => FORUM_MESSAGE_CNT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 128 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество комментариев [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_count] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Количество голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => vote_count [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 129 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDE_SIGN] => Array ( [ID] => 21 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-18 12:24:21 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Слайд [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDE_SIGN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайд [~DEFAULT_VALUE] => ) [IMG_FOR_SLIDER] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-30 00:05:48 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Картинка для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IMG_FOR_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 314 [VALUE] => 270 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 270 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинка для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) [vote_sum] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Сумма голосов [ACTIVE] => Y [SORT] => 600 [CODE] => vote_sum [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 130 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Сумма голосов [~DEFAULT_VALUE] => ) [rating] => Array ( [ID] => 7 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Рейтинг [ACTIVE] => Y [SORT] => 700 [CODE] => rating [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 131 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рейтинг [~DEFAULT_VALUE] => ) [THEMES] => Array ( [ID] => 8 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Темы [ACTIVE] => Y [SORT] => 800 [CODE] => THEMES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => G [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 138 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Темы [~DEFAULT_VALUE] => ) [BROWSER_TITLE] => Array ( [ID] => 9 [TIMESTAMP_X] => 2021-06-29 22:40:33 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Заголовок окна браузера [ACTIVE] => Y [SORT] => 1000 [CODE] => BROWSER_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => content-articles-property-browser_title [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 1 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Заголовок окна браузера [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS_TRANSLIT] => Array ( [ID] => 27 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Теги(в транслите) [ACTIVE] => Y [SORT] => 2000 [CODE] => TAGS_TRANSLIT [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 315 [VALUE] => , [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => , [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги(в транслите) [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_TAGS] => Array ( [ID] => 28 [TIMESTAMP_X] => 2021-07-31 00:19:28 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Главные теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 2100 [CODE] => MAIN_TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Главные теги [~DEFAULT_VALUE] => ) [MOST_READED] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2021-08-16 15:11:56 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В самое читаемое [ACTIVE] => Y [SORT] => 2300 [CODE] => MOST_READED [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В самое читаемое [~DEFAULT_VALUE] => ) [IN_WIDGETS_ON_MAIN] => Array ( [ID] => 51 [TIMESTAMP_X] => 2021-09-03 16:03:17 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => В виджеты на главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 2400 [CODE] => IN_WIDGETS_ON_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => В виджеты на главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( [ID] => 53 [TIMESTAMP_X] => 2022-02-18 14:42:30 [IBLOCK_ID] => 2 [NAME] => Дополнительные фотографии [ACTIVE] => Y [SORT] => 3000 [CODE] => MORE_PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg, gif, bmp, png, jpeg, webp [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Дополнительные фотографии [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHARTS_BLOCK_1_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_2_TITLE] => [CHARTS_BLOCK_3_TITLE] => [DENY_COMMENT] => [CHARTS_BLOCK_1] => [CHARTS_BLOCK_2] => [CHARTS_BLOCK_3] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 2 [~ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [~TIMESTAMP_X] => 05.11.2021 07:31:12 [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => articles [~CODE] => articles [API_CODE] => [~API_CODE] => [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 200 [~SORT] => 200 [LIST_PAGE_URL] => /articles/ [~LIST_PAGE_URL] => /articles/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/#SECTION_CODE_PATH#/ [CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [~CANONICAL_PAGE_URL] => /articles/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => Статьи [~DESCRIPTION] => Статьи [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => [~RSS_FILE_LIMIT] => [RSS_FILE_DAYS] => [~RSS_FILE_DAYS] => [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => content-articles [~XML_ID] => content-articles [TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [~TMP_ID] => ddbff6a565ed9ec04477b3785ba85158 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [PROPERTY_INDEX] => I [~PROPERTY_INDEX] => I [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы статей [~SECTIONS_NAME] => Разделы статей [SECTION_NAME] => Раздел статей [~SECTION_NAME] => Раздел статей [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [REST_ON] => N [~REST_ON] => N [EXTERNAL_ID] => content-articles [~EXTERNAL_ID] => content-articles [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.myspi.ru [~SERVER_NAME] => www.myspi.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 13 [~ID] => 13 [CODE] => logistika [~CODE] => logistika [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Логистика [~NAME] => Логистика [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /logistika/ [~SECTION_PAGE_URL] => /logistika/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Логистика [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Логистика [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Логистика [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Логистика [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Логистика [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Логистика [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Логистика [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Логистика [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Логистика [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Логистика [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Логистика ) ) [1] => Array ( [ID] => 32 [~ID] => 32 [CODE] => obzory [~CODE] => obzory [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 2 [~IBLOCK_ID] => 2 [IBLOCK_SECTION_ID] => 13 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 13 [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Обзоры [~NAME] => Обзоры [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 2 [~DEPTH_LEVEL] => 2 [SECTION_PAGE_URL] => /logistika/obzory/ [~SECTION_PAGE_URL] => /logistika/obzory/ [IBLOCK_TYPE_ID] => articles [~IBLOCK_TYPE_ID] => articles [IBLOCK_CODE] => articles [~IBLOCK_CODE] => articles [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => content-articles [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Обзоры [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Обзоры [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Обзоры [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Обзоры ) ) ) ) [SECTION_URL] => /logistika/obzory/ [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Роботы на тропе логистики [ELEMENT_CHAIN] => Роботы на тропе логистики [BROWSER_TITLE] => Роботы на тропе логистики [KEYWORDS] => Роботы на тропе логистики [DESCRIPTION] => В 2018 году ученые из Оксфорда прогнозировали, что в будущем до 80% рабочих мест в логистике займут роботы. Насколько эти прогнозы реализуются сегодня в России и что стоит на пути развития роботизированных логистических технологий? ) )


Календарь событий

Конференция Круглый стол Форум Выставка Дискусионный клуб Конгресс Премия Саммит Семинар